Саундтрек для вечной любви

19 февраля на французские экраны выходит картина американца Джима Джармуша «Only Lovers Left Alive», самый артхаусный фильм Каннского конкурса 2013. В ролях любовников- вампиров Тильда Суинтон и Том Хиддлстон.Но главная роль в картине все равно принадлежит музыке. Поэтому 11 февраля в Париже (La Machine du Moulin Rouge) состоялся концерт с участием музыкантов, снимавшихся в фильме: это сам Джармуш со своей группой «Sqürl», а также виртуоз старинной лютни Джозеф ван Виссем (Jozef van Wissem) и певица Ясмина Хамдам.

Читать дальше

Эммануэль Рива, возвращение к Дюрас

4 февраля – 9 марта; 24 мая – 5 июляThéâtre de l’Atelier

К столетию Маргерит Дюрас в парижском театре  Atelier  показывают трилогию режиссера Дидье Безаса «MARGUERITE DURAS – LES TROIS ÂGES – 3 SPECTACLES», включающую пьесы «Сквер», « Маргарита и президент » и «Саванна Бей».«Саванна Бей» (Savannah Bay) в постановке Дидье Безаса – настоящий дюрасовский шедевр. 86- летняя Эммануэль Рива дарит свою грацию героине Мадлен, а Анн Консиньи – ее юной внучке. Читать дальше

«Красавица и Чудовище » Кристофа Ганса: ни уму, ни сердцу.

Одним из кинособытий февраля заранее объявили  новую версию, кажется девятую по счёту, «Красавицы и Чудовища»(La belle et la Bête). И было отчего: после грандиозного Каннского успеха «Жизни Адели»  все ждали нового появления на экране Леы Сейду, в одночасье  после Канн объявленной блестящей актрисой и вообще звездой. К тому же   партнёром Леы по фильму оказался Венсaн Кассель. Интерес, несомненно, подогревался и тем фактом, что  Кристоф Ганс  осмелился на новую адаптацию «La belle et la Bête» в стране, где все ещё помнят фильм 1946 года Жана Кокто с Жаном Маре, ставший с тех пор культовым. Ну, и конечно, сам Ганс, считающийся во Франции одним из главных специалистов по барочной мистике и спецэффектам.

Читать дальше

После «Евгения Онегина»: видеоинтервью в Париже

Видеоинтервью  Римаса Туминаса «И небеса следят за нашею игрою…» «Les cieux et le destin en sont les spectateurs…» Interview avec Rimas Tuminas, metteur en scène d’«Eugène Onéguine», directeur artistique du théâtre Vakhtangov.

Пушкинский спектакль Вахтанговцев в Париже приняли неоднозначно, но все были едины в восторженной оценке актерского ансамбля. «Европейская Афиша» встретилась с художественным руководителем театра, режиссером Римасом Туминасом.

4 fevrier 2014

Читать дальше

Птица-тройка для Германии

В Париже играют спектакль гамбургского Thalia Theater «Seul dans Berlin» в постановке знаменитого фламандского режиссёра Люка Персеваля. Это сценическая версия романа немецкого писателя Ганса Фаллады «Каждый умирает в одиночку»: основанная на подлинных документах история о супружеской паре, решившей вести индивидуальную борьбу против нацистского режима. Изданный в 1947 году и почти забытый, роман Фаллады в начале двухтысячных был переведен на английский язык и тут же попал в список бестселлеров.

Читать дальше

Мариво без мариводажа

16 января-23 марта 2014, 15 мая-27 июня 2015 – Odéon-Théâtre de l’Europe; 13 -17 июля 2015 Фестиваль им. А.П.Чехова, Москва

Спустя 3 года после триумфа в роли Бланш Дюбуа в спектакле К.Варликовского «Трамвай», Изабель Юппер вновь вернулась на сцену Одеона-театра Европы в «Ложных признаниях» Мариво. Это вторая постановка Люка Бонди после назначения его директором Одеона – если «Возвращение» Пинтера в прошлом сезоне было встречено критикой скептически, «Ложные признания» были почти единодушно провозглашены в Париже спектаклем номер один. Мнение «Европейской Афиши» с большинством не совпало.

Читать дальше

Евгений Онегин

К гастролям в Париже в MC93 Bobigny (Бобиньи) легендарного московского театра им.Вахтангова со спектаклем «Евгений Онегин»

Постановка художественного руководителя театра Римаса Туминаса (Touminas или Tuminas). Много лет живший былой славой и редкими удачными спектаклями приглашенных режиссеров, Вахтанговский театр словно заново родился с приходом в 2007 году блистательного режиссера Р.Туминаса. А такие его постановки, как «Дядя Ваня», «Пристань» и «Евгений Онегин» превратили Вахтанговский в первый театр Москвы.

31 января – 5 февраля 2014

Читать дальше

“Пьяные” Ивана Вырыпаева: первая прикидка в Comédie-Française

В рамках программы «Новая драматургия на сцене» («Ecritures sur scènes») актеры «Comédie-Française» работали с режиссером из Санкт-Петербурга Андреем Могучим над пьесой Ивана Вырыпаева «Пьяные». Публичный спектакль-читка состоялся в Париже в помещении театра «104» 10 января 2014 года и был встречен зрителями с большим интересом.

Смотрите видеоинтервью с  Андреем Могучим, главным режиссером  БДТ  им.Г.Товстоногова

Читать дальше

«Платонов», между Мулен де ла Галетт и Пиной Бауш

8 января – 1февраля 2014 – «Платонов » в Одеоне (Ateliers Berthier)

Поражает свобода, с которой совсем еще молодой режиссер, Бенжамен Поре, распорядился классическим текстом. При всей избыточности, свойственной трактовке Поре и его актеров-единомышленнников из театральной компании «La Musicienne du silence», новый «Платонов» французского театра – невероятно притягательное и яркое режиссерское высказывание.

Читать дальше

«Love Letters» – Вечер с Жераром Депардье

4-15 января – Théâtre Antoine

После десятилетнего отсутствия Жерар Депардье возвратился на подмостки, чтобы сыграть вместе с Анук Эме «Любовные письма» А.Герни (A. Gurney) в театре «Antoine». Впрочем, актер, живущий ныне где-то между Россией и Бельгией, вернулся в Париж всего на неделю – спектакль должен был идти с 4 по 11 января. Но публика встретила своего любимца с таким безграничным восторгом, что представления все же пришлось продлить. Заметим, что А.Эме играет это спектакль уже более 20 лет, и партнерами ее эпистолярного романа перебывали почти все знаменитые актеры французского кино. Читать дальше

Питер Пен от Боба Уилсона

В Париже продолжают чествовать Боба Уилсона.
В программе декабря – «Питер Пен» (Peter Pan) Дж.Барри, поставленный в «Berliner Ensemble» этой весной. Музыка и зонги написаны сестрами Кэседи (арт-поп группа CocoRosie).
Великий Боб, эксцентричные сестры CocoRosie и актёры «Берлинер» переписали детскую сказку про Питера Пена. Спектакль шел при полном аншлаге, с первого до последнего представления.

Читать дальше

Директора Одеона, Луис Паскуаль, Жорж Лаводан, Оливье Пи

Луис Паскуаль, директор театра Европы (1990-1996) :

- Когда меня назначили директором Одеона, надо было прежде всего переделывать театр, который прозвали «гаражом». То есть из гастрольной площадки, которая в основном принимала готовые спектакли, сделать функционирующий театр с собственными постановками. Казалось бы, что тут такого значительного? Но для людей, которые способствовали превращению «гаража» в театр, это означало очень многое. Прекрасно, когда есть возможность принимать спектакли со всей Европы, Но неплохо было бы и самим производить европейские спектакли, и так, чтобы потом не стыдно было гастролировать с ними по миру. Другой аспект, который сегодня еще не упоминался, это деньги. Деньги- достаточно существенная часть нашей политики, потому что для того, чтобы привести англичан, или русских, для этого нужен существенный бюджет. У русских, например, в составе труппы бывает до 80 человек!

Но тогда деньги не имели первостепенное значение. Это был какой-нибудь второй или третий пункт в наших переговорах, но он никогда не был решающим. Это была эпоха, когда у театра деньги были.

Техническое задание в Одеоне было очень коротким, всего несколько пунктов -превратить его в перекресток идей, артистов для создания европейского театра ( что не могло меня не удивить, потому что в Национальном театре Мадрида,откуда я пришел, оно составляло 10 страниц). Театр – это не только те, кто на сцене, но и зрители, и отношения между театром и публикой были одной из главных линий нашей программы. Потому что, если вы отправитесь в Неаполь, вы увидите один тип отношений, в Стокгольме, совсем иной, в Стокгольме вы заметите, что они ходят в театр вместо визита к психиатору итд. Иногда выбор, который нами делался, когда мы приглашали иностранные труппы, идет ли речь об англичанах или о русских, соответствовал выбору театральной школы игры. В России или во Франции разный тип игры, потому что разный тип взаимоотношений на сцене. Я, наверное, больше никогда в жизни не услышу такого восторга в возгласах зрителей, открываюших новых драматургов, какие мне довелось услышать тогда в Одеоне: «Какой прекрасный текст!»

Жорж Лаводан, директор театра Европы (1996-2007):

Ек.Богопольская.- Что сегодня происходит с мечтой о театре Европы?

Жорж Лаводан.- Я думаю, что в известном смысле эти мечтания сегодня сбылись, во всяком случае во Франции никогда не было возможности видеть столько европейских спектаклей. Чего нельзя сказать о других странах, и прежде всего Германии, нашем главном партнере, где очень редко можно увидеть спектакли французские, греческие или испанские. То есть, с одной стороны, все очень обнадеживающе, с другой, остается осадок, чувство нереализованности этой мечты.

Ек.Б.- Когда Вы сами были директором Одеона-театра Европы, мы видели, по сравнению с последними годами, много русских спектаклей, Россиия все-таки составная часть культуры Европы...

Ж.Лаводан.- Да, конечно. К счастью, в театре мы не обязаны устанавливать пограничные столбы, что есть Европа, что нет, и нам казалось абсурдным, что такая огромная театральная территория, как Россия, не была бы представлена в нашем театре. И мы приглашали русские труппы, делали спектакли в Одеоне с русскими артистами, так я пригласил на постановку Анатолия Васильева («Тереза-Философ», 2007 год- Ек.Б.). И я уверен, что такое сотрудничество с Россией будет продолжаться и дальше.

Создание в Париже театра Европы : Жак Ланг

 

Жак Ланг отвечает «Европейской Афише»

Ек.Богопольская. – Я возвращаюсь к моему вопросу. 30 лет спустя спустя, что сталось с вашей мечтой о театре Европы?

Жак Ланг. – Скажем, она все еще жива, все еще остaется блестящей задумкой.Конечно, в 80-е годы, более точно в 1983 году, когда мы с Джорджио Стрелером создали театр Европы, в умах бродила некая утопия Европы, это касалось не только культуры, но и политики. Европа была в состоянии вынашивания. Иногда, знаете ли, проще придумать, чем построить. Но мы все-таки построили. Театр Европы, знавший за свою историю периоды взлетов и падений, в зависимости от того, какие политики находились у власти, тем не менее все еще существует. И я надеюсь, что и дальше он будет на переднем крае, будет инициатором будущего, будет способствовать умножению в Европе духа творчества…

Среди прекрасных начинаний Жака Ланга, знаменитого министра культуры Франсуа Миттерана, создание в Париже театра Европы. Джорджио Стрелер, создатель легендарного миланского Piccolo Teatro и один из самых блестящих режиссеров Европы, становится его первым директором. Он открылся в ноябре 1983 года «Бурей» Шекспира в постановке Стрелера, хотя вплоть до 1990 года театр Европы делит сцену Одеона с «Comédie Française». Проект Стрелера – «принимать у себя европейские труппы или самим создавать в Одеоне европейские спектакли, чтобы утвердить единство европейской культуры, единство многогранное, сложное, противоречивое, и между тем существующее, красной нитью проходящее через всю нашу историю».

Среди европейских спектаклей 80-х, помимо постановок самого Стрелера, спектакли Тома Стоппарда, Маттиаса Лангхоффа, Люка Ронкони, Ингмара Бергмана. Но также английский спектакль Юрия Любимова по «Бесам» и французская «Чайка» Андрея Кончаловского, с Жюльетт Бинош в роли Нины и Машей Мериль в роли Аркадиной.

 

Жак Ланг о Стрелере и создании театра Европы на пике европомании 80-х годов

 

Жак Ланг, министр культуры в правительстве Франсуа Миттерана, был главным инициатором создания в Одеоне театра Европы:

– Я не готовился специально выступать, так что я буду говорить в несколько хаотичной манере. Скажем, что в ту эпоху, когда мы с Франсуа Миттераном продумывали политику в области культуры, первый выбор для Одеона был связан с определенной личностью. Наша первая мысль была предложить Патрису Шеро возглавить Одеон. Но он резко отказался, мотивируя тем, что это театр не для него, и предложил встречный проект создания нового театра в Нантерре, у которого была совсем другая судьба (и, замечу, блестяще осуществленная со всех точек зрения).

Вопрос: почему создавать театр Европы? Это результат наших совместных размышлений с Джорджио Стрелером, которым я восхищался как великим мастером европейского театра. Он тогда часто бывал в Париже, и поставл здесь несколько значимых спектаклей, но я мечтал, чтобы он обосновался на этих подмостках в ином качестве. Почему Стрелер? Ответ очевиден. Почему Европа? В ту эпоху (начало 80-х-Ек.Б.) идея Европы сохраняла еще всю свою свежесть, все свои краски, и Стрелер всеми фибрами своей личной истории был связан с Европой. Он принадлежал нескольким культурам, говорил на нескольких языках, работал в разных европейских театрах. И, в особенности, он разделял наше убеждение, что нужно осуществить европейскую мечту, сделать так, чтобы молодые актеры, режиссеры со всего континента могли работать вместе. И я должен сказать, что с самого начала он был активным участником европейского движения, и поддерживал нас еще на первых всеобщих прямых выборах 1979 года в Европарламент.