Искусство лепки танца

 12- 28 июня 2015Teatro de la Zarzuela, Madrid,  июль 2015Festival de Granada 

В театре Сарсуэлы состоялась премьера представления «Alento & Zaguán» – новой постановки Национального балета Испании. Оригинальная идея принадлежит режиссёру Антонио Нахарро, танцору и хореографу, который учился у самых известных мастеров танца различных направлений. «Alento & Zaguán» (Дыхание и Прохожая) представляет собой сочетание различных танцевальных стилей и обладает обновлённым эстетическим и стилистическим характером. «Alento» – часть персонального видения Антонио Нахарро испанского классического танца, для которой Фернандо Эгоскуэ создал чувственную и эмоциональную мелодию, позволяющую хореографу буквально лепить танец. «Zaguán» – это  три балета фламенко,  в хореографии  Мерседес Руис, Ла Лупи и Марко Флореса. В этом спектакле Бланка дель Рей, одна из величайших исполнительниц фламенко современности, отдаёт дань своей постановке «Soleá del Mantón».  От нашего корреспондента в Мадриде: L’art de sculpter la danse

Пьеса-завещание о похоронах эпохи

 8-24  маяНациональный драматический театр Valle Inclan, Мадрид

el-jardin-de-los-cerezos-2-1

     Анхель Гутьерес, актер и режиссер, известный не только в Испании, но и в России, своего рода испанский Питер Брук, эксперт по чеховскому творчеству, основатель и режиссер Teatro Camara Tchekhov с 1981 года, представляет новую постановку «Вишневого сада» – последней пьесы Чехова. Спектакль посвящен жене режиссера, русской актрисе  Людмиле Уколовой. Роль Раневской исполнила Марта Белостеги, сыгравшая  Варю в первой версии спектакля  в 1983 году.  Дитя гражданской войны в Испании, Анхель Гутьерес  еще ребенком попал в Советский Союз. Получил театральное образование в ГИТИСе (Государственный институт театрального искусства), его педагогами, среди прочих, были Андрей Лобанов и Мария Кнебель, -ученики Станиславского. Испанскому режиссеру  оказалось поразительно близко творчество русского драматурга. Являясь преданным поклонником Чехова, Гутьерес многократно делал постановки не только по его пьесам, но и по рассказам.  Спектакль «Вишневый сад» резонирует со всем творчеством Чехова, озвученного в знаменитом парадоксе:  «В жизни нет смысла, но только поиск смысла делает ее достойной».  Экзистенциальный страх и трагическое чувство абсурдности жизни  подчеркивают особую актуальность чеховского творчества. «В «Чайке», -говорит Гутьерес, – один из  персонажей называет себя «Человек, который хотел». Так что, от Чехова до Беккета всего один шаг».  Мне никогда не доводилось прежде видеть или слышать чеховские пьесы на иностранном языке, в которых бы настолько точно передавалось дыхание, интонации,  музыкальность русского языка, его междометия и восклицания, его внезапные паузы, наполненные особым смыслом. В своей версии перевода пьесы Анхель Гутьерес погружается в плоть языка и в дух чеховского текста, произнося испанские фразы с типично чеховскими интонациями, ритмом и напряжением. Он транслирует в своем спектакле то, что принято называть «русской душой», ее вибрации, ее экзальтированность, ее чрезмерность, одновременное проявление отчаяния,  легкомыслия, страдания, безрассудности и взрывного, инфантильного веселья.

     Режиссер, проживший долгое время в России, чувствует прочную связь с чеховским творчеством, и в «Вишневом саде» он  словно пытается воспроизвести саму суть мировосприятия  русского писателя. Постановка не укладывается в какие-то прочные эстетические конструкции, что не мешает, тем не менее, определенному ее прочтению и даже актуальности.   Персонажи «Вишневого сада» в постановке Гутьереса — люди, которые все потеряли. Но они все время чего-то ждут…некоего воображаемого Годо. И в этом бесконечном ожидании они спорят о смысле жизни, о том, откуда мы пришли, куда идём? Они не пробуждают в нас ни сострадания, ни жалости. Они скованы страхом, страхом жизни, страхом самих себя,  – страх — фундаментальная тема в творчестве Чехова. Нереальному миру бессознательного, снов и иллюзий, в который погружены персонажи, в постановке Гутьереса противопоставляется время. Подобно безумному компасу, время нарушает царящее бездействие и застой жизни. В конечном счете, время – это единственное средство, возвращающее персонажей к реальности. «Поезд опаздывает на два часа», «прошло пять лет», «40, 50 лет назад мы собирали и продавали вишню»… Роковая дата 22 августа, день торгов, на всем протяжении пьесы, – словно топор, занесенный над вишневым садом, который в итоге решит судьбу хозяев дома.

el-jardin-de-los-cerezos-2

      Покупка, продажа, долги, выгода, стоимость, – тема денег, заявленная Гутьересом,  та часть прагматичной реальности, вокруг которой постоянно вращается действие пьесы.  Еще один важный элемент чеховской драматургии, на котором делает акцент Гутьерес: символический звук, повторяющийся на протяжении всего действия как предчувствие чего-то страшного, некая невыразимая тревога. Проникновенный, глухой звук, который писатель сравнивал со звуком лопнувшей струны, – пробуждает сознание. Это звук, непереводимый словами: «Когда актеры спросили Чехова, что это за звук и как его интерпретировать, Чехов замолчал», – говорит Гутьерес. Звук, как символ огорчений, проникающий в душу героев и провоцирующий постоянное беспокойство. Еще один символ – угрожающий звук топора,  – предвестник разрушения вишневого сада, также становится источником беспокойства. В конце второго акта, когда все герои замолкают в задумчивости, мы слышим лишь вздохи старика Фирса и, словно доносящегося издалека, звука лопнувшей струны, –  грустного, волнующего.

     В своей постановке Анхель Гутьерес выбирает искаженный, «фантастический» реализм. Персонажи словно вторгаются во вселенную, застывшую в прошлом, – они бродят среди своей домашней мебели, которая для них — единственная связь с реальностью. На сцене со всех сторон видны ветви вишневых деревьев, отсоединенных от стволов, подвешенные сверху. Между деревьями можно заметить несколько старых фотоснимков, реликвии  прошлого, – например, старая мебель — диван, столы, стулья, шкаф. На авансцене расставлены белые садовые стулья. Актеры в стилизованных костюмах  словно редкие выжившие в этом пространстве, фланируют, согласно сценам, по саду, или в интерьерах дома. Гутьерес делает эту вселенную измерением почти фантасмагорическим. С самого начала вся мебель покрыта тканью, словно дом уже продан, а вишня вырублена (ветки, отделенные от стволов), и мы припоминаем, где мы уже видели подобную историю. Цветущие вишни, покрытые белыми лепестками, как будто одеялом, напоминают платье невесты, белый цвет садовых кресел, – все это напоминает некий потерянный рай.

     Поражает гармоничная подача  14-ти великолепных актеров самой эстетики русского писателя. То натуральное, естественное течение речи, придающее глубокое правдоподобие персонажам пьесы. Раневская Марты Белостеги одновременно  свободная и хрупкая. Сдержанная, когда делится секретами, и всегда пытающаяся быть счастливой. Жозе Луис Чека, также выпускник ГИТИСа, наделяет образ Фирса глубиной и содержательностью, не впадая при этом в чрезмерный реализм. Постановка не разрушает авторский замысел пьесы, не презентует новаторских персональных идей режиссера. Скорее, она с честностью и проницательностью предлагает нам задуматься о вселенной, которая так похожа на нашу.

 Перевод Ольги Шабри

Фотографии  : Marcos Gpunto

8-24 мая – Centro Dramatico Nacional Teatro Valle Inclan, Madrid

Анхель Гутьеррес – испанский режиссер, много лет живший в России, выпускник московского ГИТИСа, по возвращению в Испанию  в начале 80-х создал со своими учениками из Высшей Королевской Школы Драматического Искусства (RESAD) театр им.Чехова  в Мадриде. О его постановке «Вишневого сада» (El jardin de los cerezos), которая с большим успехом  идет сейчас в Национальном театре, рассказывает наш мадридский корреспондент. Une pièce testamentaire sur les funérailles d’une époque/ Пьеса-завещание о похоронах эпохи.

Сервантес на манер Аррабаля

23 апреля-14 июня 2015– Teatro Español, Madrid

В Мадриде состоялась мировая премьера «Пингвинов» Фернандо Аррабаля:  классика театра ХХ века, маэстро экстравагантности  с большой помпой чествуют в этом году в его родной Испании в связи с постановкой новой пьесы. Великий возмутитель спокойствия, создатель театра Паники продемонстрировал, что и в свои 83 года он все еще остается бунтарем, не поддающимся усмирению. Пьеса была заказана директором Театра Испании (Teatro Español) Хуаном Карлосом Пересом де ла Фуэнте к  юбилею смерти Сервантеса (1516) и  400-летию выхода в свет второй части «Дон Кихота»(1515) и была поставлена в новом зале, названном, кстати, по имени драматурга, «Фернандо Аррабаль». Информация на сайтеЧитать дальше

«El Publico» в Мадриде

24 февраля-13 мартаTeatro Real, Madrid

В Королевском театре с большим успехом прошла мировая премьера оперы «Публика», написанной композитором Маурисио Сотело на текст  скандальной сюрреалистской драмы Фредерико Гарсиа Лорки, в которой поэт  с невероятной свободой разрушает все и всяческие стереотипы и обнажает скрытые тайны собственной души: свои фантазмы, фобии, свою гомосексуальность. В создании спектакля принимала участие интернациональная команда: автор либретто – испанский  музыковед Андрес Ибаньес, режиссер –американец Роберт Кастро, сценограф – немец Александр Ползин, хореография – от Нью-Йоркского хореографа Даррела Гранда Моултри. Венский оркестр Klangforum возглавляет испанский дирижер Пабло Эрас Касадо. На одном из последних представлений оперы присутствовала королевская чета, что, как говорят сами испанцы, случается нечасто.

От нашего корреспондетна в Мадриде: El Publico ou la conquête de la liberté

Пока мечтаем, пока наслаждаемся

 28  января – 1 марта 2015  Teatro Español,  Мадрид

Марио Варгас Льоса, «Сказки во время чумы». Режиссер Жоан Олле.

        Лауреат Нобелевской преми по литературе за 2010 год, политик, перуанский писатель Марио Варгас Льоса (родился в 1936 г. в г, Арекипе, Перу), автор десятка театральных пьес, успешно выступил в качестве актера в мировой премьере своей пьесы «Сказки во время чумы», написанной по мотивам «Декамерона» Джованни Боккаччо.

cuentos_peste_1

       В четвертый раз после постановок «Правды лжи», «Одиссея и Пенелопы», «Тысячи и одной ночи» Льоса выступает в качестве актера. Как всегда вместе со своей театральной музой Айтаной Санчес-Хихон и другими знаменитыми актерами, он принимает участие в постановках собственных пьес, написанных по мотивам произведений великих классиков. «Одиссей и Пенелопа», «Тысяча и одна ночь» и «Сказки во время чумы», объединенные общей темой страха перед лицом смерти, составляют трилогию. Блуждания Одиссея, сказки красавицы Шахерезады, побег в воображаемый мир фантазий во время чумы, разрушающей Флоренцию —  чем  не способ обмануть смерть, бросить ей вызов? С помощью произведений великих классиков Варгас Льоса говорит о нас, о нашей реальности, о наших страхах, о тех язвах, которые одолевают  и разрушают нас сегодня.

     В новой пьесе почти 80-летний Варгас Льоса говорит, пожалуй, больше, чем когда-либо, о своей страсти к жизни, и о том, что  фантазия, искусство, творчество, мечты — это то, что сохраняет в нас жизненную силу. «Многое из того, что я делаю, порой безрассудно, например, актерская импровизация, возникает из необходимости продолжать жить до конца, от желания все исследовать». После «Балконного сумасшествия», «Кэти и гиппопотам» и «Чунга», спектакль «Сказки во время чумы»  –  четвертая постановка по произведениям Варгас Льосы в театре «Эспаньол». 

cuentos_peste_escena_14

     Бокаччо в «Декамероне» обращается к реальным историческим событиям  – он рассказывает о чуме, охватившей Флоренцию в 1348 году. Марио Варгас Льоса в «Сказках во время чумы» использовал восемь рассказов Боккаччо. Пятеро протагонистов пьесы – Аминта, графиня Сант-Круа, Панфило, Филомена, герцог Уголино, и Джованни Боккаччо скрываются, спасаясь от чумы, на вилле Пальмьери вблизи Флоренции. Герои уходят в фантастический мир сказок, находя в нем противоядие от ужасов чумы и страха смерти. Опасность, окружающее зло, предчувствие кризиса и конца света усугубляют чувства. Любовные желания, удовольствия, похоть и чувственность доходят до крайности. Это своего рода «рай гедонизма», метафора побега  в излишества страстей и наслаждений. Вневременной мир, в который нас погружает Варгас Льоса, имеет что-то общее с театральной сценой. Мечты и желания героев глубоко коренятся в их жизненном опыте. В отличие от героев Боккаччо, они не настолько реалистичны, их личности размыты. Марио Варгас Льоса умножает отражения их сущностей и их рассказов. Сам же он, являясь проекцией персонажа герцога Уголино — своего рода автор, рассказчик, находящийся вне действия, некто наподобие  «демиурга». Единственный персонаж, с которым он вступает в диалог, это Аминта, графиня де ла Сант-Круа, его идеальная любовь, героиня, по своей природе не похожая на остальных персонажей. Она — скорее существо из царства призраков, и  в случае смерти, герцог всегда сможет ее воскресить. Два других персонажа, Панфило и Филомена, лишены собственного «лица», по ходу действия они будут изображать самых разных героев «Декамерона». Персонаж самого Боккаччо вдохновлен исторической фигурой поэта, автора «Декамерона», однако в спектакле он гораздо старше реального Боккаччо, которому на момент эпидемии во Флоренции было всего 35 лет. В спектакле Боккаччо — вневременной персонаж,  – это герой, проходящий сквозь века. Так на сцене реальность и фантазия переплетаются, а зритель стремительно вовлекается в целый лабиринт вымыслов. 

cuentos_peste_escena_05

      Режиссер Жоан Олле и сценограф Себастиа Броса поместили сценическое пространство в центр зрительного зала, на место партера, и окружили его амфитеатром, наподобие римского цирка. Замкнутое, изолированное сценическое пространство оказывается полностью открытым для зрителя. Тут невозможно ни спрятаться, ни укрыться от взгляда. Плиты и немного травы создают подобие сада, в центре которого фонтан и мертвая лошадь. Длинные красные завесы покрывают ложи, к одной из  лож на авансцене  поднимается лестница. Костюмы напоминают об эпохе Бокаччо,  – длинный плащ Уголино, длинное белое платье Аминты. В самом начале персонажи появляются в специальных защитных масках, как во время эпидемий. Все происходит на виду у зрителей – актеры мгновенно сменяют роли и образы.

Жоан Олле играет, словно маг, сразу в нескольких драматических регистрах, вписывая рассказ герцога Уголино в сценическое действие. Актеры великолепно держат ритм и драматическое напряжение игры, все время балансирующей между психологическим проживанием и явной театральностью. С помощью такого – театрализованного видения чумы Бокаччо,  Варгас Льоса говорит о нашем обществе,  о взаимоотношениях полов, о сексе, о жестокости в любовных отношениях, об излишествах и чрезмерности во всех ее проявлениях, однако, он не пытается ни «поучать», ни морализировать. Разве оказавшись на грани пропасти, наш сегодняшний мир не изобретает виртуальные реальности, чтобы спрятаться от  страхов и  катастроф?

Перевод Ольги Шабри

Фотографии: Javier Naval

 

 28 января – 1 марта – Teatro Español, Madrid

Знаменитый  перуанский писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе Марио Варгас Льоса  сыграл главную роль  в  своей пьесе «Сказки во времена чумы» (по мотивам Декамерона), которую поставил в Teatro Español  в Мадриде Жоан Олле. По мнению критиков, дебют 79-летнего Льоса на  сцене прошел с успехом.

Подробности от нашего корреспондента в Мадриде: 

Tant qu’on rêve, tant qu’on jouit…/ Пока мы мечтаем, пока наслаждаемся

Информация на сайте:

 

До 15 февраля 2015Lady be good/Luna de miel en el Cairo,Teatro Zarzuela, Madrid.

 За 35 лет карьеры в творческой биографии знаменитого испанского режиссера Эмилио Саги спектакли в оперных театрах Японии, Израиля, Италии, Франции (Opéra Garnier, Châtelet и др.), Португалии, Латинской Америки.  В самой   Испании он  в 2001-2005 годах возглавлял Королевский театр Мадрида,  а с 2008  руководит Театром Arriaga  в Бильбао. Планетарный размах  сочетается  в творчестве Саги с не менее разносторонней  практикой: он  работает во всех жанрах музыкального театра, от барочной оперы до сарсуэлы.Тогда как в январе в Мариинском театре прошла премьера  его оперы «Судья» на музыку австрийского композитора К.Колоновица,  а «Женитьба Фигаро» Моцарта открыла оперный сезон в Королевском театре (Teatro Réal), в  Мадридском театре Сарсуэлы Саги выпустил диптих, объединяющий мюзикл, «Леди, будьте добры» Гершвина и сарсуэлу «Медовый месяц в Каире»  Франсиско Алонсо.  Эксклюзивное интервью Эмилио Саги «Европейской Афише» от нашего корреспондента в Мадриде:

 

 

20 января- 7 февраля  – Teatro Real de Madrid

Знаменитый французский режиссер Лоран Пелли представил в  Королевском театре Мадрида  новую версию оперы Хумпердинка «Гензель и Гретель», отличную от его первой постановки на Глайндборнском фестивале в 2008 году. Хотя либретто опять актуализировано: действие старой сказки братьев Гримм помещено в современное  общество потребления.  Режиссерская фантазия, особое умение работать с  оперными певцами, которые отличают стиль Пелли, и высокий уровень исполнительского мастерства  сделали из спектакля одно из главных событий в театральной жизни испанской столицы.

 От нашего корреспондента в МадридеHänsel und Gretel de l’Engelbert Humperdinck par Laurent Pelly

Информация на сайте:

 

 

Театр политический, но не ангажированный: интервью с Бланкой Доменек

От нашего корреспондента в Мадриде

Московский Художественный театр имени А. П. Чехова и Национальный Центр Драматического искусства Мадрида  представляют режиссёрскую лабораторию «Испанский театр. Впервые на русском».  В рамках проекта 22-23 декабря 2014 года  на Новой  сцене МХТ состоится показ пьесы  «Бумеранг» Бланки Доменек (Blanca Domenech) . Режиссер-постановщик Хуанма Касеро. Читать дальше

Альцест-камикадзе – «Мизантроп» в Мадриде

22 апреля – 22 июняTeatro Español, Madrid; 27 июляFestival de Teatro,  Almagro

31 октября-1 ноября –  Teatro Alhambra, Гренада

От нашего корреспондента в Мадриде.

Мигель дель Арко (Miguel del Arco), один из самых талантливых и креативных режиссеров последних лет, высоко оцененный испанской критикой, представил в Мадриде актуальную версию «Мизантропа». С умом и изяществом он переносит классическую пьесу Мольера в сегодняшнее общество, с его играми власти и культом видимости. Читать дальше

Высшая театральная премия Испании, Премия Макс

  Опыт реформы 2014 года. От нашего корреспондента в Мадриде

17 церемония Премии Макс (Premios Max) состоялась 26 мая 2014 в театре Teatro Circo Price в Мадриде. В этом году Премия прошла в новом формате, который, как кажется, мог бы послужить моделью и для других стран.

Читать дальше

Чехов после Беккета

27 марта- 25 апреляTheatro La Abadia, Madrid

От нашего корреспондента в Мадриде – очень неожиданный спектакль режиссера Карлеса Альфаро « Мы были тремя сестрами »(Heramos tres hermanas). Вариация на тему Чехова, написанная известным испанским драматургом Хосе Санчисем Синистера, предполагает, что роли трех сестер играют семидесятилетние актрисы.

De notre correspondant à Madrid. Tchekhov de l’après Beckett

Читать дальше