Опера Эрика Корнгольда «Чудо Хелианы» как знамение времени

15 сентября- 10 октября 2017  – Opera Vlaanderen, Gent, Antwerpen

Фламандский Оперный театр вернул к жизни оперу «Чудо Хелианы» Эрика Корнгольда, премьера которой состоялась в Гамбурге в 1923 году. Либретто к опере написал Ганс Мюллер по драме-мистерии «Святая» австрийского писателя Ханса Кальтнекера (1895-1919). Немецкий режиссер Дэвид Бош увидел в опере Корнгольда созвучие с нашей эпохой. Для новой постановки Фламандская Опера пригласила звезд европейской оперной сцены. Партию Хелианы исполнила литовская певица Аустрине Штундите, незабываемая Катерина в «Катерине Измайловой». Роль ее мужа- правителя и тирана досталась известному исландскому басу-баритону Томасу Томассону. Роль Незнакомца исполнил английский тенор Ян Стори, и роль Вестника- австрийское меццо-сопрано Наташа Петрински. В опере участвовал детский хор Фламандской Оперы. Информация на сайте

                   

          Симптоматично, что опера «Чудо Хелианы» была создана именно в Вене, которая в то время была мировым музыкальным центром, где новые музыкальные идеи сталкивались со старыми, причем и старые не сдавали своих позиций. Битвы стилистических идей длились годами и вовлекали всех без исключения композиторов. Одни композиторы однозначно приняли ту или другую сторону. Другие оставались посередине, адаптируя новые идеи и продолжая черпать вдохновение у старыx мастеров. Прошло 100 лет, и музыкальный мир принял новую венскую школу с ее основателем- композитором Шенбергом и его учениками Веберном и Бергом, при этом никак не забыв венских неоклассиков, например, Рихарда Штрауса.

           Эрик Корнгольд (1897-1957) –уникальный случай. Будущий композитор родился в венской музыкальной семье, в одиннадцать лет написал балет «Снеговик», чья постановка в театре прошла с большим успехом. Его опера «Мертвый город», созданная в 23 года, была поставлена во многих европейских театрах и тоже пользовалась оглушительным успехом. Музыкальный мир ожидал от юного композитора многого. И когда Эрик Корнгольд объявил, что пишет оперу «Чудо Хелианы», меломаны замерли в нетерпеливом ожидании. Сам композитор заявил, что это будет что- то невиданное. Но тут вмешался рок, в данном случае в образа его отца. Юлиус Корнгольд, деспотичный талантливый музыкальный критик, был нетерпимым противником новой музыки. В таланте и творчестве сыне он увидел возможность сокрушить новую музыку. Его мнение значило много. Сын, как и отец, не принимал открытий новой венской школы, оставаясь в рамках неоклассиков. Отец старался проложить новой опере сына дорогу на оперные сцены Австрии и Германии. В то время появилась новая опера Эрнста Кнешека «Джонни наигрывает», которая пользовалась большой популярностью, театры один за другим включали ее в свои репертуары. Отец возглавил пропагандистскую компанию против оперы «Джонни наигрывает», предлагая театрам вместо нее «Чудо Хелианы». Юлиус Корнфельд был влиятельным критиком, и его тактика сработала. Публика, возбужденная скандалом, начитавшись хвалебных статей о новой опере Эрика Корнгольда, устремилась на премьеру и оказалась разочарованной. Многие сочли оперу устаревшей, слишком традиционной. После этого театры стали отказываться от ее постановки, не желая впутываться в скандал и сомневаясь в ее успехе у публики. Тем не менее, в течение 1927 года «Чудо Хелианы» была поставлена во многих немецких и австрийских театрах, включая концертное исполнение в Вене. После этого наступило полное забвение. Последний год, когда «Чудо Хелианы» увидела свет рампы, был 1928. Вскоре к власти пришли национал-социалисты, и композитор отправился в Голливуд, где стал известным автором музыки для кинофильмов. За свои кино партитуры он был награжден дважды Оскаром. Его последняя, пятая опера «Катрина» была поставлена в Стокгольме в 1939 году.

            Итак, «Чудо Хелианы» вернулась на сцену в 1970 году в Генте. Композитора к тому времени уже не стало, и он не мог узнать, что его произведение не было предано забвению. В этом году опера «Чудо Хелианы» снова вернулась на сцену оперного театра Гента, спустя 47 лет после первого представления. Для постановки оперы был приглашен режиссер Дэвид Бош, который увидел в опере параллели с современной действительностью. Музыкального руководителя постановки Александра Жоэля опера заинтересовала музыкальным материалом, отражающим эпоху написания, элементами мистерии, постромантизма, богатой оркестровкой и труднейшими вокальными партиями, которые являются вызовом для многих вокалистов. Постановщик объяснил, что поскольку опера «Чудо Хелианы» почти неизвестна, он решил ее представить на сцене так, как было задумано композитором и либреттистом Поскольку эта опера в самом деле не известна большинству зрителей, стоит привести ее краткое содержание. Это эротическо-мистическая драма, действие которой происходит «в неизвестное время в неназванном тоталитарном государстве». Правитель держит в страхе свой народ. Он не может заставить свою жену его любить, потому несчастен. Значит все должны быть несчастными. В этой стране счастье карается смертью. Появляется Незнакомец, который старается сделать людей счастливыми, за что его приговаривают к смертной казни. В его последнюю ночь к нему в тюрьму к нему приходит Хелиана. Она жалеет Незнакомца, из сострадания рождается любовь. Он дотрагивается до ее волос, потом до ее тела, просит ее любви. Их застает Правитель и обвиняет Хелиану в прелюбодеянии. Она все отрицает. Назначен суд. Она все по-прежнему отрицает. Допрашивают Незнакомца, но, чтобы избежать допроса, он бросается на нож. Правитель мечется между жалостью к жене и чувством мести. «Хорошо, -говорит он. – Если ты воскресишь мертвого, ты прощена». Это самый важный момент оперы. Все ждут и молятся. Внезапно мертвец встает и обнимает Хелиану. Правитель кидается к Хелиане с ножом. Хелиана и Незнакомец подымаются на небо. Последние слова Хелианы: «Свободна!»

                 Как только подымается занавес, звучат голоса херувимов, то есть можно догадаться, что следует ожидать божественного вмешательства. В финале так и происходит. Действие начинается сразу, без увертюры. В опере три акта, они все объединены единством времени, места и действия. Если бы зрители выдерживали, то оперу можно было бы представлять без антрактов, настолько логично акты следуют один за другим. На сцене предстает вселенная после катастрофы, на подпорках красуется растерзанный повисший плакат, перед ним высохшая трава, сухие кустарники, вывороченные корни деревьев. На авансцене лежит залитый кровью мужчина в кандалах. Это Незнакомец. Появляется Хелиана в белом платье, вслед за ней ее муж – Правитель. Итак, все три главных действующих лица уже тут. Они участвуют во всех событиях, постоянно пребывая на сцене. Напряженная музыка соответствует тревожной атмосфере. Первый акт статичен и длинен, он служит преамбулой и вводит зрителей в психологическую составляющую действия. Музыка иллюстрирует диалоги солистов. Начиная со второго акта, все меняется. Композитор мастерски создал диалог между солистами и хором, то есть реакцию и контр-реакцию, особенно между Хелианой и хором, будь то толпа или хор судей. Также захватывающе передана смена настроения толпы – от обожания Хелианы до ненависти к ней. Эту женщину, которой толпа поклонялась, тащат на виселицу, срывая с нее одежду. Режиссер показаывает, что народ не способен понять высоких духом героев. Во время суда толпа колеблется между жалостью к Хелиане и ненавистью к ней. Проявляется даже сочувствие к ее мужу- Правителю. В самом конце оперы народ надеется на чудо. И радуется в момент ожидания, что его нет. Когда же чудо  происходит, народ безмолвствует, с неудовольствием осознавая насколько они все малы по сравнению с этими двумя: Хелианой и Незнакомцем. Второй и третий акты примечательны именно этими колебаниями толпы в оценке событий. Когда появляется потенциальный освободитель, вначале народ идет за ним, а после его убийства с такой же легкостью о нем забывает и смиряется со своей несвободой. Можно сказать, что народ видел в Хелиане жертву, и не принял ее неожиданного преображения, отказа от предназначенной ей роли. Вероятно. говоря об актуальности оперы Дэвид Бош имел в виду именно подобные моменты.  Вопросы о противопоставлении толпы и героя, кому достанется победа и не станет ли бывший герой правителем-диктатором, не утратили своей злободневности. (Вспомним, что в Египте Мурси стал героем, а потом его приговорили к смертной казни). В Америке хотят переименовать город Вашингтон, так как Вашингтон был не только героем войны за освобождение Юга от рабства, но и рабовладельцем. И таких примеров множество).

        Сценография соответствует замыслу постановщика. Австрийский сценограф Кристоф Хетцер уловил атмосферу жизни в тоталитарном государстве. Все серо, мрачно, пугающе; конструкции, заполняющие сцену, созданы либо из ржавого железа, либо из корявого дерева. Очень хорош свет (художник по свету Микаэль Бауэр), особенно в последнем акте, когда происходит воскрешение из мертвых Незнакомца. Это и есть «Чудо Хелианы». Костюмы логически вписываются в постановку. Хор, судьи одеты во что-то поношенное, непонятного цвета и фасона. Хелиана в белом платье, ее муж в чем- то полувоенном, с обнаженной грудью, на которой сверкает амулет. Вестник – бывшая любовница Правителя одета в военную форму, в руках у нее пистолет и ружье. Она доминирует над восстающей толпой. 

           Хелиана достигла статуса героини благодаря своей смелости. При первом появлении на сцене перед зрителями предстает забитая, сломленная женщина. В финале она идет на смерть ради своей любви и ради свободы. Ее заключительные слова: «Свободна!» стали для режиссера ключом к характеру Хелианы. В либретто стремление к свободе нераздельно от ее готовности к жертвоприношению. Что характерно для эпохи написания оперы- начало ХХ века, в моде мистицизм. Для Дэвида Боша не потусторонние силы сотворили чудо, а храбрость самой Хелианы.  Бош убедительно показан психологический аспект зарождения любви из жалости у Хелианы к Незнакомцу, которая становится настолько сильной, что она идет за него на смерть. Образ Правителя многосторонен. Он несчастлив, так как жена его не любит и он ничего не может сделать, чтобы она его полюбила. Томас Томассон передал смену настроений своего героя от нежности к агрессии, и наоборот, от агрессии к нежности, а в финале его колебание между желанием пощадить Хелиану и внезапной слепой яростью, когда она отказывается его любить. Яростью настолько сильной, что он протыкает ее ножом. Но у меня есть один упрек к постановке. Режиссер был слишком увлечен изображением тоталитаризма со всеми вытекающими отсюда последствиями, как то казни, пытки и полная несвобода для населения. А страсти он отвел второе место.
Эпилог
«Чудо Хелианы» возвращается на оперные сцены и в концертные залы. Солистки говорят, что им нравится партия Хелианы. Дирижеры увлечены музыкой, сложнейшей партитурой, в которой можно подчеркнуть либо влияние Рихарда Штрауса, либо Шенберга. А для режиссеров какое богатство представляет либретто, позволяющее свободно интерпретировать вступительные указания «Действие происходит в неизвестное время в неназванном тоталитарном государстве».

Crédit photo ;  Annemie Augustijns