Фламандский спектакль по Бергману открыл Осенний фестиваль

10-28 сентября 2018Théâtre de la Bastille, Paris

Парижский Осенний фестиваль начинается с чудесного спектакля  TG STAN  “Infidèles”, в основе которого  фильм Лив Ульман по сценарию  Ингмара Бергмана «Неверная».  Напомним, что знаменитый “Коллектив TG STAN”  из Антверпена – актерский театр без режиссера. И  в этом году любимцы Парижа выйдут на сцену театра Бастилии в 17 й раз. В картине Ульман, музы и возлюбленной великого режиссера, сам Бергман -главное действующее лицо (эту роль сыграл его  альтер эго, Эрланд Юзефсон). Именно он вызывает к жизни персонаж из прошлого, актрису по имени Марианна,  которая  вспоминает для него свою историю : мучительный любовный треугольник между ней, мужем, знаменитым  дирижером и  его лучшим другом -режиссером, который работал в том же театре, что и Марианна. Весть фильм выстроен практически как  монолог на крупных планах с включением флешбэков и молчаливым напряженным присутствием Бергмана (мы постепенно понимаем, что режиссер из рассказа Марианны- это был он сам).  Фламандцы разбивают сценарий на четырех  персонажей, вернее актеров, где есть Марианна, ее муж Маркус,  дочка Изабель, любовник Давид , и попутно сыграют других проходных действующих лиц, добавив сюда отрывки из автобиографии Бергмана «Латерна Магика». 

Хотя говорить о персонаже не совсем правильно: актер-перформер – главная фигура этого театра, провокативное  живое присутствие важнее всего, дистанция между актером и персонажем все время сохраняется,  и все действие балансирует  на этом тонком  зазоре. Фламандцы играют с ролью, и в этом все очарование и уникальность этого опыта. Бергман присутствует только в начале, как демиург, который предлагает актрисе  вступить в  игру, назвавшись, почему бы и нет, Марианной.  Несколько акссесуаров – стулья, кресла, кровать, тончайший белый занавес и освещение снизу, создающее камерную и в то же время ирреальную обстановку. Симультанная декорация позволяет моментально переходить от одного эпизода к другому без склейки.  Другой источник освещения – золотые заставки на стенах, напоминающие произведение современного искусства. 

Давид- Франк Веркруйссен, Изабель  – Иоланта де Кеерсмакер,  к ним присоединяются два актера из другой антверпенской труппы, De Roovers, работающей тем же методом – Рут Беккар -Марианна и Робби Клейрен- Маркус. Говорят о любви и о смерти. История страсти, доведшей героев до последнего предела, до бездны, передана так пронзительно сильно, так мощно, что почти забываешь – так ведь это была только придумка, всего лишь игра в жизнь. Зазор между исполнителем и ролью  снимает любой пафос, делает героев Бергмана близкими: метод актеров-перформеров, включающий прямое обращение к зрителю, рассчитан на наше  полное соучастие.

Спектакль о безжалостности любви. И невозможности уклониться. Пятый персонаж, который включен в действие –  музыка.  Маркус- дирижер, поэтому диалог с музыкой для него органичен. Здесь в свои размышления о страсти не то сам актер, Робби Клейрен, не то персонаж, Маркус, включает историю Брамса, его невозможной страсти к Кларе Шуман, которую предлагает нам, зрителям, прочувствовать через его музыку – вот послушайте, как в этом опусе звучит виолончель, словно Брамс признается в любви Кларе. Перед самоубийством Маркуса Робби Клейрен предлагает диалог с музыкой «Волшебной флейты» Моцарта. 

Другой персонаж, оживающий в магическом круге фламандцев, десятилетняя дочка Маркуса и Марианны, Изабель. Иоланта де Кеерсмакер,  чтобы стать Изабель, берет всего навсего в руки деревянный прутик, и вот как- то она его вертит сосредоточенно, или проделывает какие-то еще простые действия, а перед нашим мысленным взором возникает целый мир детской игры и недетской муки: развод родителей нелепо и жестоко сломал и ее жизнь.

Кстати, в конце октября TG STAN здесь же в театре Бастилии, покажут другой спектакль по Бергману, “После репетиции”. Если Осенний фестиваль выбрал две работы по Бергману, потому что  в этом году будут отмечать столетие великого шведского режиссера, для фламандцев  это не спектакли к дате, они и раньше обращались к его драматургии.

Crédit photo:Ida Jacobs