“Идиот” и японская душа встретились в музыке Шостаковича/ к премьере Сабуро Тешигавары в Париже

27 сентября – 5 октября 2018Théâtre National de Chaillot

В рамках японского сезона легендарный танцор и хореограф Сабуро Тешигавара в дуэте со своей постоянной партнершей Рихоко Сато представляет оригинальную танцевальную фантазию по мотивам «Идиота» Достоевского.  «Я знал, что невозможно создать хореографический аналог   такого романа.  Но именно эта невозможность стала для меня ключом к созданию  совершенного нового произведения». В спектакле, который длится всего час, в самом деле немного от Достоевского, но много от самого Тешигавары: хореограф признается, что был потрясен образом князя Мышкина, в котором  нашел отзвуки собственных переживаний.

Сабуро Тешигавара (1953) пришел в танец вообще поздно, только в 20 лет. Прошел школу классического балета, в 1985 в Токио создал танцевальный коллектив “Карас” (что в переводе означает Ворон) ради поисков “новых форм красоты». Развивает собственный, ни на кого не похожий хореографический язык, вбирающий и классический балет, и буто, и элементы свободного танца.  Художник по первой профессии, он также всегда сам придумывает для своих спектаклей сценографию, свет и костюмы, создающие особую атмосферу его спектаклей, близкую форме медитации. Труппа постоянно  гастролирует по всему миру, а самого  Тешигавару приглашают ставить на лучших сценах мира: две его хореографии, «Воздух» и «Великое Зеркало», были созданы для балетной труппы Парижской Оперы.

…Темное пространство пересекает линия света. Потом возникает таинственное свечение из которого в полумраке появится фигурка маленького человечка в белых брюках и черном пиджаке.  Он входит в мир . Он открывает мир, с удивлением и смятением оглядываясь по сторонам. (Наивный мечтатель, не знающий  реальностей мира). А потом появится Она – тонкий силуэт в длинном черном платье. В отличие от  фильма Вайды, увидевшего когда-то в Настасье, сыгранной  великим актером Кабуки Бандо Тамасабуро, квинтэссенцию женщины, роковой красавицы, Настасья Филипповна у Тешигавары – лирическая героиня, возлюбленная, «одна заветная», озарившая-раз и навсегда- своим светом странного маленького человека, и вечно ускользающая “идеальная красота”. Та, что спасет мир, но сгубила, опалила, хрупкого безумца Мышкина.  Визуально спектакль строится на контрасте абсолютной темноты и  таинственного света, окутывающего фигуры  танцоров, присутствия и отсутсвия: она входит в свет, когда он исчезает, и наоборот. 

 Движение  для Тешигавары всегда составляет единое целое с музыкой, здесь хореография строится на трех основных музыкальных темах, связанных с состояниями души персонажей- Дебюсси, Шостакович, Бах. Тема Мышкина – «Игры» Дебюсси:  танец ломанный, движения синкопные и странные.  Или  короткие, быстрые, ассоциирующиеся с кризисом  эпилепсии. В некоторых сценах напоминает сломанную марионетку.  Деконструкция движения, почти мима – когда в смятении пытается  одеть  на ноги пиджак, застегивает и растегивает  рубашку, словно не зная что делать со своим телом. Ноги  танцора никогда не покидают землю, он большую часть неподвижен, выразительна только пластика, танец рук.  Его герой  словно связан с силой тяжести, с землей. Она – воздушная, легкая. Ее тема -“Вальс” Шостаковича. Жест рождается из музыки, плавные воздушные, широкие движения, виртуозные руки классической балерины, ее порыв, ее гармония.

И только один раз он входит в ее ритм  – в танец воздушный и легкий, который словно несет их под музыку  Шостаковича: виртуозный дуэт двух танцоров, кружение, постепенно вовлекающее все пространство, взмахи летящих навстречу рук, экстаз встретившихся на мгновение душ. Общий порыв, танец любовной полноты, “Вальс” – центральная сцена всего спектакля.  «Ритм в трех тактах дающий возможность вечности. В этом заключена для меня вся красота танца”. Лирическую тему вновь обрывает излом Дебюсси. Ноту страдания Настасьи, поднимаясь до самых высот трагического, несет альтовая женская ария из «Страстей по Матвею» Баха.

Все еще виртуозно владеющий телом  Сабуро  Тешигавара в один час вмещает всю траекторию души мечтателя, несовместимого с миром, встретившего свою идеальную половину  и утратившуго ее, а вместе с ней и саму жизнь. В финале в круге медленно угасающего света остается сидящая фигурка одинокого маленького человека.

Crédit photo: Aya Sakaguchi