Премия Сезар как зеркало французского раскола

28 февраля французская киноакадемия в 45-й раз объявила победителей главной кинематографической награды Франции Сезар.

Лидером был фильм 86-летнего Романа Полански « Я обвиняю », (в России «Офицер и шпион»), получивший 12 номинаций. Костюмный академический фильм, рассказывающий о деле капитана Дрейфуса, французского еврея, несправедливо осужденного за шпионаж, на самом деле – о чести и бесчестии, о том, что даже один-единственный порядочный человек, в данной истории полковник Пикар, способен противопоставить себя огромной слаженной государственной машине. Сегодня эта тема звучит как некогда актуально, где нынешние Пикары и Золя, поднимающие голос в защиту несправедливости, даже зная что может быть придется заплатить за это жизнью? По 11 номинаций получили фильмы «Прекрасная эпоха» Николя Бедоса и «Отверженные» Ладжа Ли (обе карины -участники Каннского фестиваля, Ли получил Приз жюри). 10 номинаций получила другая каннская лента, «Портрет девушки в огне» Селин Сьяммы (приз за лучший сценарий в Каннах), восемь – картина Франсуа Озона «По воле божьей» (Гран-при кинофестиваля в Берлине 2019 года). За две недели до вручения Сезара руководство Киноакадемии в полном составе (21 человек) подало в отставку. Связано это было, в том числе (но не только), с  обвинениями  в номинации Полански. Церемонии предшествовала настоящая каббала, развязанная экстремисткими феминисткими организациями, требующих не давать ему премию из-за истории с несовершеннолетней Самантой Геймер, по которой он был осужден в Соединненых Штатах в 1977 году. Хотя сама  потерпевшая, публично выступив в очередной раз, напомнила, что давно простила режиссера и просит оставить ее в покое, « я стала жертвой правосудия, публикация подробностей жадными до сенсаций журналистами причиняет мне большие страдания, чем то, что произошло 40 лет тому назад ». (Вспомнились недавнее высказывания Тарантино, предлагавшего воспринимать эти события в контексте той эпохи  – совращение, возможно, но никак не изнасилование). Но феминистки не унимались. Так актриса  Адель Энель (икона местного MeToo)  в интервью New York Times, которое вышло за несколько дней до церемонии, объявила,  что наградить Полански, это дать пощечину всем его жертвам. Не только сам Роман Полански, но и вся съемочная группа фильма, в составе которой выдающиеся актеры Комеди Франсез, а также Жан Дюжарден, сыгравший Пикара, и Луи Гаррель (Дрейфус), отказались участвовать в церемонии. Как объяснил режиссер – чтобы избежать публичного  линчевания. Зато с триумфом победителей прибудут в полном составе все, кто заварил эту травлю, ничего общего  не имеющую с искусством, – Адель Энель и режиссерша Селин Сьямма, группа фильма « Девушка в огне ». Перед залом Плейель за несколько часов до церемонии работали манифестанты из группы поддержки- #NousToutes et Osez le féminisme. На парижских тротуарах, повсюду,  они оставили несмываемой краской лозунки « Сезар стыда ». Толпу разъеренных фанатичек, которые рвались в зал, где проходила церемония, полиция смогла остановить только слезоточивым газом. И- невиданный для Франции случай, министр культуры  публично дал совет Академии – в нынешнем контексте присуждать Роману Полански Сезара лучшего режиссера нежелательно. Но есть и позитив – Бред Питт отказался от почетного Сезара. Надеюсь из солидарности с Полански.  С протестом против Энель и иже с ней выступила икона феминизма 60-х Брижитт Бардо, поднявшая голос в защиту свободы художника « Я рада, -написала актриса в своем Twitter, – что существует Полански, чтобы спасти французское кино от посредственности. Я оцениваю его по таланту, а не по личной жизни, и очень сожалею, что никогда не снималась у него. И да здраствует Роман! » Жена режиссера, актриса Эмманюэль Сенье, в Инстаграме напомнила про февраль сорокалетней давности, когда Полански получил три Сезара  за « Тэсс », включая лучший фильм и лучший режиссёр. (Можно вспомнить к слову, что именно в разгар романа режиссера с 16-летней Настасьей Кински рождался этот фильм, признанный сегодня классикой  кинематографа).

Триумф Ладжа Ли

« Я обвиняю », несмотря на все угрозы, получил три награды: за лучшие режиссуру, костюмы и адаптированный сценарий. Лучшим фильмом названы «Отверженные» Ладжа Ли (картина оказалась триумфатором Сезаров, получив  также награды за лучший монтаж, лучший мужской дебют и приз зрителей). Лучшая актриса — Анаис Демустье («‎Алиса и мэр»). Лучший актер — Рошди Зем (« Свет. Рубе »Арно Деплешена). Лучший иностранный фильм, предсказуемо — «‎Паразиты» (Пон Чжун Хо). Лучший оригинальный сценарий — «‎Прекрасная эпоха» Николя Бедоса, он же получил Сезара за режиссерский дебют. Лучший оператор – «Портрет девушки в цвету» (см.рецензию): фильм Селин Сьяммы, высоко оцененный в каннском конкурсе, по сути, оказался главным проигравшим Сезаров, получив только один приз). 

Церемония награждения вызвала ощущение стыда и недоумения. Ведущая, юмористка Флоранс Форести, весь вечер пошло шутила о Полански, называя его не иначе, как кличками. Roro, Popol. Или еще Аптчум –  (намек на гнома из « Белоснежки »). « Он не достаточно вырос ростом, чтобы наводить тень на все французское кино, – острила актриса, ни разу не назвав режиссера по имени, чтобы через некоторое время продолжить,  под одобряющие похихивания ассамблеи, –  « Я обвиняю » – фильм о педофилии 70-х ». Попутно актер, Жан-Пьер Дарруссен специально исказил имя Полански, когда объявлял победителей премии лучшего адаптированого сценария. И никто, ни один человек не удивился во время церемонии отсутствию Полански и всей съемочной группы.  (Все это сильно напоминало охоту на ведьм 50-х, так что пьесу Артура Миллера «Селемские колдуньи», которая в марте  появится на афише Парижского Городского театра, следует признать самой  актуальной).  

После объявления награды Полански режиссеру, Энель демонстративно вышла с криком « Позор! », а Форести демонстративно не вернулась на сцену. Один из главных доводов обвинения: нельзя разделять человека и художника. Если признать этот  тезис ( хотя все-таки следует считать его спорным), вызывает огромное удивление, что в этом контексте никто за весь вечер  вообще не упоминул о  судимости другого лауреата,  Ладжа Ли.  Как от бдительного ока феминисток ускользнул тот факт,  что в 2012 году он  был приговорен во Франции к реальному сроку тюрьмы за участие в похищении и незаконном лишении свободы,  своего рода мусульманской вандетты, против сестры его друга, заподозренной в  романе с женатым мужчиной. Вероятно, Ладжу Ли зачли его происхождение. Кстати, с обвинением против засилья белых колонизаторов во французском кино  вообще и в Академии, в частности, пафосно выступила малоизвестная актриса сенегальского происхождения  Айсса Майга,  « мне стыдно видеть, как мало здесь чернокожих и как много белых », чем вызвала некоторое замешательство зала (после этого депутат Европарламента Надин Морано позволила себе в Твиттере совсем неполиткорректное высказывание: « Вы жалуетесь, что во Франции слишком много белых.  Разве в африканских фильмах белых 50%? »). Вся церемония вместо празднования искусства кино  превратилась в пародию на митинг по выражению прав меньшинств, конечно, угнетаемых. Хотя на самом деле в последнее время именно они диктуют моду, пользуясь слабостью системы, основанной на утрированном чувстве вино и политкорректности. И против них ничего нельзя сказать.

Фанни Ардан и Николя Бедос

Французская Академия проголосовав за фильм Романа Полански, выступила за кино как искусство, но сама церемония выглядела низкопробным китчем. И  вылилась в  скандал, вызвав целую бурю откликов и эмоций. В социальных  сетях  продолжалось линчевание Полански, но одновременно в прессе  поднялась  настоящая волна негодования, в которой приняли участие знаменитые актеры, писатели, режиссеры, философы.

Как мы дошли до такой жизни? – задавались вопросом журналисты ведущих изданий. Отныне история будет делиться на период  до и после этого вечера. Известный социолог и специалист по коммуникативным технологиям Венсан Ламкен, назвавший церемонию жалким зрелищем, подытожил: « Мы поняли только одно, отныне  будет прошлое, которое надо обязательно оплевывать без разбора, и новый Орден чистоты, которому надо приносить присягу ». Актер Ламбер Вильсон написал о Флоранс Форести : « Я вынужден сейчас говорить о людям, которых очень люблю, но как можно было вообще в таких терминах говорить о  режиссере?  сравнить с карликом, указать на его рост.  Да что, в конце концов  останется от этих людишек по сравнению с великим мифом Полански? Кто эти люди, он мизерны ».  

Фанни Ардан, получившая Сезара за лучшую роль второго плана в фильме Николя Бедоса, публично призналась в любви к Полански и  полна решимости защищать его, даже  одна против всех.  Ее отчасти поддержала режиссер Клер Дени (ей вручили  Сезара вместо не явившегося на церемониию Полански), единственная, осмелившаяся полностью произнести его имя и фамилию во время вечера.  Николя Бедос, в  свою очередь, заявил, что, при всем сочувствии к позиции  Адель Энель,  он против морализации искусства.

Барбара Лефевр,  специалист по вопросам интеграции и расизма, писала на страницах Le Figaro: « Церемония Сезаров походила на похороны. Похороны агонизирующего французского кино, вырождающегося в междусобойчике стариков,  салонных левых из  патерналистского клуба, попавших в собственную западню дифференциалистской благонамеренности. Индустрия французского кино, олицетворением которой является Академия Сезаров, « слишком белая, слишком старая, слишком гетеросексуальная, слишком обуржуазившаяся »  на наших глазах  пожирается  циниками, которых сама же и породила: кино меньшинств, кино униженных и оскорбленных.  Жертва сместила с престола  « палача »,который ее  активно финансировал,  давал премии и  прославлял.  Палач оказывается тоже может быть наивным, несмотря на все свое высокомерие ».  

Писатель Фредерик Бегбедер в интервье радио Europe 1 :”Куда делось кино? Вечер, посвященный кинематографу, превратили в   фестиваль жалких номеров Стендап-шоу.  Настояшая стая выпущенных на свободу гиен.  Эта убогая  Флоранс Форести,  акрисулька скетчей,  возомнила себя большой интеллектуалкой,  и взялась определять, что есть добро и зло. Хотя совсем не разбирается ни  в  кино, ни  в  праве.  Она, видимо, даже не отдает себе отчета в том, что сводя фильм Полански к старой судимости режиссера (что она забывает в случае с Ладжем Ли),  воспроизводит ту же несправедливость, жертвой которой был капитан Дрейфус. Ей почему-то кажется, что новые обвинения 50- летней давности, без доказательств, позволяют  судить человека без адвоката. Это именно та трагедия, которую показал в своем фильме Полански ». Наконец,   с коллективным письмом против  попирания презумпции невиновности, высказанной участниками церемонии и поддерживающими их радикальными феминистками, высказались юристы  Франции. Обсуждение Сезаров продолжается в прессе, в социальных сетях и на улице. « Академия проголосовала за фильм « Я обвиняю » потому, что во французском  кино на всех уровнях царит патриархат. И приз Полански для них  – возможность еще раз унизить женщин », – пишет на страницах  газеты Le Monde Сандра Ложье. С яростным манифестом против мира мужчин выступила писательница Вирджини  Деспент на страницах газеты Libération: «Все тела, сидящие в тот вечер в зале, вызваны с одной целью: проверить абсолютную власть сильных мира сего. И сильные мира сего любят насильников. Точнее тех, кто подобен им, тех, кто тоже наделен силой. Их любят не за та талант, невзирая на то, что они насильники. В них находят талант и стиль именно потому, что они насильники. Их любят именно за это. Ваше удовольствие заключается в хищничестве, это ваше единственное понимание стиля. Вы знаете, что делаете, когда защищаете Полански: вы требуете, чтобы  вами восхищались даже в вашей преступности». Морок агрессивного феминизма накрывает Францию. Но все-таки еще не накрыл.