Директора Одеона, Луис Паскуаль, Жорж Лаводан, Оливье Пи

Луис Паскуаль, директор театра Европы (1990-1996) :

- Когда меня назначили директором Одеона, надо было прежде всего переделывать театр, который прозвали «гаражом». То есть из гастрольной площадки, которая в основном принимала готовые спектакли, сделать функционирующий театр с собственными постановками. Казалось бы, что тут такого значительного? Но для людей, которые способствовали превращению «гаража» в театр, это означало очень многое. Прекрасно, когда есть возможность принимать спектакли со всей Европы, Но неплохо было бы и самим производить европейские спектакли, и так, чтобы потом не стыдно было гастролировать с ними по миру. Другой аспект, который сегодня еще не упоминался, это деньги. Деньги- достаточно существенная часть нашей политики, потому что для того, чтобы привести англичан, или русских, для этого нужен существенный бюджет. У русских, например, в составе труппы бывает до 80 человек!

Но тогда деньги не имели первостепенное значение. Это был какой-нибудь второй или третий пункт в наших переговорах, но он никогда не был решающим. Это была эпоха, когда у театра деньги были.

Техническое задание в Одеоне было очень коротким, всего несколько пунктов -превратить его в перекресток идей, артистов для создания европейского театра ( что не могло меня не удивить, потому что в Национальном театре Мадрида,откуда я пришел, оно составляло 10 страниц). Театр – это не только те, кто на сцене, но и зрители, и отношения между театром и публикой были одной из главных линий нашей программы. Потому что, если вы отправитесь в Неаполь, вы увидите один тип отношений, в Стокгольме, совсем иной, в Стокгольме вы заметите, что они ходят в театр вместо визита к психиатору итд. Иногда выбор, который нами делался, когда мы приглашали иностранные труппы, идет ли речь об англичанах или о русских, соответствовал выбору театральной школы игры. В России или во Франции разный тип игры, потому что разный тип взаимоотношений на сцене. Я, наверное, больше никогда в жизни не услышу такого восторга в возгласах зрителей, открываюших новых драматургов, какие мне довелось услышать тогда в Одеоне: «Какой прекрасный текст!»

Жорж Лаводан, директор театра Европы (1996-2007):

Ек.Богопольская.- Что сегодня происходит с мечтой о театре Европы?

Жорж Лаводан.- Я думаю, что в известном смысле эти мечтания сегодня сбылись, во всяком случае во Франции никогда не было возможности видеть столько европейских спектаклей. Чего нельзя сказать о других странах, и прежде всего Германии, нашем главном партнере, где очень редко можно увидеть спектакли французские, греческие или испанские. То есть, с одной стороны, все очень обнадеживающе, с другой, остается осадок, чувство нереализованности этой мечты.

Ек.Б.- Когда Вы сами были директором Одеона-театра Европы, мы видели, по сравнению с последними годами, много русских спектаклей, Россиия все-таки составная часть культуры Европы...

Ж.Лаводан.- Да, конечно. К счастью, в театре мы не обязаны устанавливать пограничные столбы, что есть Европа, что нет, и нам казалось абсурдным, что такая огромная театральная территория, как Россия, не была бы представлена в нашем театре. И мы приглашали русские труппы, делали спектакли в Одеоне с русскими артистами, так я пригласил на постановку Анатолия Васильева («Тереза-Философ», 2007 год- Ек.Б.). И я уверен, что такое сотрудничество с Россией будет продолжаться и дальше.