На смерть Люка Бонди

28 ноября на 68-м году жизни умер директора Одеона-театра Европы Люк Бонди. Его называли одним из величайших  режиссеров конца ХХ века. И. конечно, он был европейцем в самом прямом смысле этого слова- родился в  Швейцарии,  учился  в Школе Жака Лекока в Париже. Потом долгие годы был связан с Берлинскими Шаубюне. Хотя с первой же постановки в Нантерре по приглашению Патриса Шеро («Далекая страна» Артура Шницлера) снискал  во Франции славу театрального гения.
Видеосюжет: Люк Бонди на праздновании 30-летия Одеона рассказывает о своем понимании  театра Европы

       Среди его постановок в Париже, которые запомнились, можно назвать два спекталя в Одеоне,  «Федру» с Валери Древиль (1998) и  «Изнасилование» Бото Штрауса с немецкой актрисой Дорте Лиссевски (2005),  и еще «Второй сюрприз любви»  Мариво на Парижском Осеннем фестивале 2007 года. Но основательно, почти на десятилетие он обосновался в Вене: Wiener Festwochen,  Венский фестиваль искусств под его руководством стал одним из лучших в Европе.

Bondy

       Хотя, что там греха таить, его приход  в Одеон в 2012 году в свете скандала, связанного с его назначением на пост худрука вопреки всем правилам, был воспринят очень негативно. В чем только Бонди не упрекали! В том числе в том, что  он устанавливает в Одеоне «свою Европу». Имеется в виду mitteleuropa, Центральная Европа как сфера влияния немецкого языка и культуры. В самом деле, если посмотреть на  программу сезона 2012-2013, в ней доминирующее место занимали авторы и режиссеры немецкого языка: Бонди открывает свой первый сезон  Одеоне пьесой Хандке «Прекрасные дни в Аранхуэсе», поставленной в Бургтеатре (Burgtheater), дважды будет представлен  Кристоф Марталер, в том числе с текстом Хорвата, потом австрийский режиссер Мартин Кюцеж тоже с текстом австрийского автора, и, наконец, Петер Штайн, правда, с пьесой Лабиша. Кажется, что в процессе полемики почти забыли, что как-никак это имена основополагающие сегодня для европейского театра. Понадобилось почти два сезона, чтобы критика и публика вновь полюбили  творения Бонди. В последнем сезоне он представил только французских классиков – Мариво, Мольера. И  Чехова.

     Вообще, он был режиссер очень актерский, из породы старых  ремесленников и алхимиков сцены. Его короткий период в Одеоне  можно было бы назвать возвращением традиционного  психологического театра, и новое поколение  считало его немного старомодным. Впрочем, это компенсировалось приглашением  молодых режиссеров и европейских авангардистов- в этом сезоне, Кастеллуччи и Анхелики Лидделл.

      В январе будущего года он собирался ставить Шекспира, «Отелло»  с Филиппом Торретоном, а потом – «Иванова» с  Евгением Мироновым и Чулпан Хаматовой для Чеховского фестиваля.  В сущности,  “Иванов”с Мишей Леско, который шел в Одеоне до начала ноября,  оказался его последним спектаклем.

L’Instant
Qu’est-ce qui pourrait bien m’apparaître juste avant ma mort ?
Cette pensée, cette image m’occupent –
Peut-être une chose que je vois, que je pressens dès à présent ?
Une chose aussi accessoire qu’un pigeon boiteux
que j’ai laissé trottiner puis disparaître –
un fleuve, loin d’ici, que je n’aurai jamais atteint ?
Sur ses rives des arbres à plumes au lieu de feuilles.

Luc Bondy, Toronto

Памяти Люка Бонди- видеоколлаж  спектаклей Одеона-театра Европы