« Волшебная флейта » во Фламандской Опере

14 декабря 2016-21 января 2017Opera Vlaanderen, Antwerpen/Gent

В канун Рождества во Фламандской Опере показали «Волшебную флейту» Моцарта в постановке Давида Херманна. Этот 39-летний немецкий режиссер сегодня – одна из ключевых фигур европейской оперной сцены. Несмотря на известную смелость трактовки, спекталь был принят триумфально. Если режиссер умен и талантлив, с индивидуальным, но логичным видением будущей постановки,  то можно принять даже самое неприемлемое. К своему удивлению, в постановке «Волшебной флейты»  Давида Херманна  я приняла все. Казалось бы, это романтическая сказка, феерия, с множеством комических сцен, а  Херманн увидел в опере прежде всего другую ее, темную  сторону. Кстати, обе  стороны есть и у Моцарта, и в  либретто Э.Шиканедера, но обычно в постановках на первое место выходит сказочность. Однако, в  самой опере, если разобраться, достаточно жестокости, и оба героя, Царица ночи и маг Зарастро,  – не такие  уж благородные и безобидные. Царица идет на все, чтобы сокрушить противника и добиться полной власти, даже рискуя жизнью дочери. Зарастро  тоже не гнушается экстремальными методами, чтобы убедиться, что выбранный им помощник отвечает его требованиям. Чего стоят испытания  водой и огнем?          К счастью для героев, они прошли  сквозь все препоны и вышли победителями. А если бы нет? Что бы с ними стало? Об этом опера умалчивает.  Давид  Херманн довел  подобные предположения почти до логического конца. Он не дал ответа на вопрос, что бы с ними стало, но показал жестокость и отсутствие разборчивости и у Царицы, и у  мага. Но все сделано  без ущерба для оперы Моцарта, музыка звучала как должно, ничего не было изменено и переставлено. Оркестром Фламандской оперы руководил австрийский дирижер Ян Швайгер, считающийся ведущим специалистом по моцартовскому репертуару.

       

        Опера поставлена к Рождеству и к новогодним праздникам,  но спектакль совсем не создал праздничного настроения, вместе этого оставил общее впечатление тревоги и смятения. На сцене был показан мрачный мир. То ли это прошлое, а еще страшнее, если это будущее. Царство Зарастро отнюдь не то, где торжествует справедливость и закон. Это скорее концлагерь, где перемалываются человеческие личности, с физическими и моральными пытками,  с мешками на головах у арестованных, ставшими  столь знакомыми после американского вторжения в Ирак. В финале козни Царицы ночи раскрыты, и она вместе со своими подопечными исчезает. Разум и справедливость торжествуют .

          «Волшебная флейта», созданная в 1791 году,  самая популярная опера из всего оперного репертуара. В ней рассказывается о поисках света в мире темноты, о силе надежды и вере в любовь. Магия музыки Моцарта дает молодым протагонистам уверенность в любви друг друга и силы удержать любовь в мире конфликтов.

           Опера начинается с чудесной сцены с тремя дамами из свиты Царицы ночи. Здесь они сексуальны, фривольны, могущественны, уверены в силе  своих чар, все видят, знают и предвидят. Они заранее понимают, каков будет финал всех событий и поступков героев, потому они легко относятся к самым неожиданным происшествиям, например к встрече с Тамино.  Египетский принц еще ничего не знает, а они уже спланировали его встречу с дочерью царицы Паминой. Три дамы из свиты Царицы ночи  покорили всех своей игрой и  вокальным исполнением. В следующей сцене изображено ущелье в лесу, через которое перекинут веревочный мост. По нему с невообразимой ловкостью пробирается Папагено, человек- птица.  О его профессии можно догадаться по подвешенному на поясе чучеле птицы. Важным атрибутом спектакля является железный занавес, каждый раз при смене декораций с грохотом падающий на сцену под вой ветра. За ним  скрывается иной мир, мир Зарастро. Там в неволе держат Памину. Интересно, что образы протагонистов меняются местами. Если в начале оперы Царица ночи  выглядела благородной страдалицей, а  Зарастро тираном, то во втором действии все наоборот. 

        В  серо-зеленое царство Зарастро ведут высокие глухие ворота. Сюда кроме Зарастро и его помощников нет входа никому. Теплые лучи солнца освещают что- то вроде деревни на американском Диком Западе или в шведской провинции. Зеленые деревья, дом с террасой , где стоит кресло качалка, в котором иногда отдыхают либо сам Зарастро, либо  его жрецы. Чтобы  еще больше усилить впечатление, что перед нами американская ферма, герои одеты в джинсы, клетчатые рубашки, на головах у них ковбойские шляпы. (Автор сценографии и костюмов  австриец  Кристоф Хетцер воссоздал на сцене идеи режиссера с большой изобретательностью.   А о том, что  это опера с масонскими идеями, напоминают несколько масонских – атрибутов,  треугольник, пирамида, куб). Сюда-то и попадают Тамино и Папагено. Почему? В чем их обвиняют? Каждое их движение контролируется Зарастро и жрецами. Постепенно становится ясно, что это концлагерь. 

          И наконец одна из главных сцен –  та,  где герои проходят испытания. Скорее, это сцена допроса, который проходит в комнате с белыми стенами. Тамино и Папагено приводят связанными, в  черных мешках на головах, сажают за стол. Мешки снимают, свет бьет им в глаза. После испытания водой герои проходят испытание огнем.  За столом трое: Памина, Тамино и Папагено. К ним подсаживается помощник Зарастро. Заряженный пистолет передается из рук в руки. То есть герои играют в русскую рулетку. Четыре раза звучит холостой выстрел. Пистолет передается из рук в руки по второму кругу.  Четвертый выстрел боевой, помощник  Зарастро падает в крови. Папагено хватает пистолет, другой помощник  убегает. Тамино и Папагено завоевывают себе свободу. Тут же сцена с  будущей Папагеной. Уродливая женщина в розовом платье, с длинными рыжими волосами, является в инвалидной коляске. Папагено от нее прячется. В конце концов, все разрешается  благополучно.

        Известный немецкий режиссер Давид  Херманн всегда дает собственные необычные интерпретации опер. Тут он обратился к темной  стороне оперы, подвергнув критике  наивный оптимизм произведения, сказочность, могущество Царицы и сверхчеловека Зарастро. Он убедительно показал, что мир Зарастро ужасен. Вот только трудно принять финальную метаморфозу, которая произошла с Зарастро. Из мучителя он превратился в просвещенного монарха. Но это произошло слишком внезапно, и слишком ужасны те испытания, которым подверглись невинные влюбленные. Костюмы героев порадовали своей логичностью и связью с режиссерской интерпретацией  оперы. Три дамы оживляют сцену легкими бело-розовыми сексуальными  платьями. Королева ночи  одета в аналогичное платье, но для  подчеркивания статуса,  ее платье украшено красной лентой. Тамино, как и полагается принцу, одет в белый костюм. Молодой, красивый, благородно сдержанный, он представляет интересный контраст с энергичным  человеком- птицей Папагено, который присутствует на сцене в майке,  джинсах, с татуировкой на руках, большой и гибкий. Возможно, чтобы подчеркнуть антирелигиозное противостояние между Зарастро и католиками, на груди у Папагено большой крест.  (Хотя  по либретто оперы он присоединяется к приверженцам Зарастро).

ОРКЕСТР И ДИРИЖЕР

       Австрийский дирижер Ян Швайгер, считающийся ведущим специалистом по моцартовскому репертуару, не раз появлялся на сцене Фламандской оперы. Увертюра была величавой и захватывающей с элегантной игрой струнных. Оркестр Фламандской оперы внимательно реагировал на смену картин и появление новых протагонистов. В сценах с Зарастро были подчеркнуты благородные марши и хоры жрецов и светлые арии Зарастро. Иногда контраст между чарующей музыкой и  мрачным миром, представленным на сцене, был чересчур очевидным, даже разрушительным.  И потому музыка казалась еще прекраснее.   

СОЛИСТЫ

        В роли Зарастро выступил хорватский бас  Анте  Еркуница. Исключительной красоты и мощи бас сделал его одним из самых востребованных европейских вокалистов.  Он подчеркнул  духовную силу и благородство своего героя. В роли Папагено выступил другой австрийский бас  Джозеф  Вагнер. Он исполнил свою роль с упоением, подчеркнув импульсивность и наивность героя, которые контрастировали сдержанности  американского тенора Кенетта Тарвера, исполнившего роль Тамино. Следует добавить, что его  большой актерский талант и необыкновенная гибкость идеально подошли к передаче образа человека- птицы, сказочного персонажа немецкого фольклора. Кенетт Тарвер обладает красивым теплым тенором и прекрасной техникой бельканто.

        Узбекская певица Гулькар Сабирова  исполнила  партию Царицы ночи, которая является одной из самых знаменитых и самых трудных в репертуаре для колоратурных сопрано. Но интересно отметить, что голос солистки более густой и  более низкий по тембру, чем принято  для исполнительниц этой роли. Потому арии Царицы ночи прозвучали особенно драматично.  В роли мавра Моностатоса выступил еще один американский вокалист,  тенор  Майкл Скотт. Красивы были его дуэты с Папагено, где оба певца передали трусость друг друга, и его дуэты с Царицей ночи, где Скотт показал другую сторону своего  героя, а именно, его раболепие. В роли Папагены выступила французская певица Морган Хейсе, обладательница сильного сопрано. Это ее первое выступление на большой  сцене.

         Спектакль имел огромный успех. Я никогда ранее не наблюдала в Антверпене такого энтузиазма. Публика повскакивала с мест, аплодировала и кричала, вызывая на сцену участников  спектакля. Особой похвалы удостоились мужские голоса и дирижер. 

Crédit photo: Annemie Augustijnsnnemie Augustijns