12 сентября – 21 октября 2017Palais Garnier

Парижская Опера возобновляет «Cosi fan tutte» Моцарта, которую поставила в прошлом сезоне бельгийский   хореограф Анна-Тереза де Кеерсмакер для  танцоров своей труппы  Rosas и  певцов. Читайте рецензию « Моцарт от Кеерсмакер: красиво и немного скучно »

Россини от Гийома Гальенна -торжество добродетели и скуки

10 июня – 13 июля 2017Palais Garnier, Paris

В Парижской Опере состоялсь премьера «Золушки» Россини в постановке Гийома Гальенна. Известный актер Comédie-Française  и удачный кинематографист –его режиссерский дебют «Гийом и мальчики, к столу» принес ему сразу несколько Сезаров, решил взяться за оперу. Но под его рукой веселая  опера Россини, настоящий фейерверк виртуозных пассажей, превратилась в зрелище тяжелое и скучное.  Режиссерская концепция сводится к иллюстрации второго названия шедевра Россини- «Торжество добродетели». Критики спорят  о степени неудачи первой  постановки Гальенна -полный это провал или неполный.  Ну. неполный, скажем мы… Читать дальше

Больше, чем любовь. «Золушка» от Жоэля Помра

Статья вышла в « Европейской Афише » N°11 от 17/11/2011 

        Жоэль Поммера или Помра (1963) – один из немногих французских режиссеров, каждая новая постановка которого на протяжении последних 6-7 лет вызывает неизменный интерес. Главная отличительная особенность Помра от других собратьев по цеху в том, что он ставит только пьесы собственного сочинения. Авторский театр Помра – это всегда необычно актуальное высказывание о современном мире, облаченное в соответствующую этому высказыванию оригинальную художественную форму. Можно сказать по-иному: Помра пишет остро-социальные пьесы, но облекает их в изысканную театральную форму. В сущности, Помра самоучка, в 16 лет бросил школу, в 18 начал играть на сцене, в 23 – писать пьесы, в 27 организует собственную труппу, которую называет «Compagnie Louis Brouillard» (Луи Бруйяр – несуществующий персонаж, литературная маска). В 2006 году сразу три спектакля Помра – «К миру», «Красная шапочка» и «Торговцы» – показываются в рамках юбилейного шестидесятого Авиньонского фестиваля. В 2007 году Помра удостаивается Гран-При в области драматургии за пьесу «Торговцы». В этом же году «Compagnie Louis Brouillard», у которой нет собственной площадки, становится на три года резидентом возглавляемого Питером Бруком Театра Bouffes du Nord. С 2010 и сроком на три года Помра приглашен как аcсоциированный режиссер в Одеон–театр Европы и до 2015 – в Национальный театр в Брюсселе. В 2011 году за спектакль « Моя холодильная комната» он получает одновременно несколько «Мольеров» и Гран-При французской критики как лучший спектакль сезона. «Золушка» была поставлена в Национальном театре Брюсселя с бельгийскими актерами в октябре 2011 года.


        После «Красной Шапочки» (2004) и «Пиноккио»(2008), Помра решился переписать «Золушку». История, как всегда, получилась не по-детски печальная, и немножко не по-сказочному ироничная: как истинный постмодернист, Помра не просто разбивает сложившиеся стереотипы, он вступает с ними в игру.
         Впрочем, все по-порядку. Ну, во-первых, забудьте о бедной сироте, молчаливо сносившей обиды злой мачехи и сестер, а потом по мановению волшебной палочки доброй феи встретившей на балу своего принца. В колючей, острой на язык Золушке Деборы Руаш нет ничего от условного персонажа сказки Перро – это скорее, современная девочка-подросток с упрямым и очень сильным характером. Отец ее даже побаивается, и не осмеливается перечить. Мачеха решила девчонку воспитать, для ее же блага, как она сама это понимает, то есть в прямом и переносном смысле запаковав в корсет. Спектакль ведет рассказчица – загадочный закадровый голос с легким иностранным акцентом (итальянка Марселла Каррара) рассказывает приключившуюся с ней самой в далекой стране давнюю историю, словно оглядываясь назад с высоты прожитой жизни. Именно этот голос напоминает нам о мире чудесного, тогда как на сцене играется история, очень далекая от волшебной сказки. Помра начинает спектакль со сцены с умирающей матерью, не существующей ни в одной из версий «Золушки»- ни у братьев Гримм, ни у Перро. Здесь эта сцена- своего рода ключ ко всему тому, что произойдет позднее. «Очень молоденькая девушка», или Сандра- так названа в спектакле Помра Золушка, последние слова матери перед смертью слышит неотчетливо, поэтому интерпретирует на свой лад, ей слышится: «ты должна вспоминать обо мне все время, и тогда я буду продолжать жить». Девочка воспринимает это наставление дословно – и все существование превращает в воспоминание о матери, а собственную жизнь в кошмар, в котором чем ей хуже, тем лучше. Что бы мачеха не предложила ей, воспринимает как законное наказание, и даже старается по возможности усугубить все беды. « Мне только на пользу пойдет собирать мертвых птиц руками… – Ты будешь чистить туалеты на всех трех этажах дома…- Мне это понравится, мне только на пользу пойдет чистить туалеты….». То есть Сандра сама отгородилась от мира своим несчастьем, сама садомазохистки себя наказывает – за то, что не всякую секунду жизни думает об умершей. Эффект почти комический, особенно когда периодически, и не к месту, срабатывает будильник на ручных часах, напоминающий о том, что она позабыла думать о матери. Наивная мораль волшебной истории просеивается сквозь сито постмодернистской иронии. Здесь вы не найдете кареты из тыквы, и хрустальных башмачков, а фея, уставшая от бессмертия развлекается ( неудачно) карточными фокусами. Вообще, у этой современной феи ( Ноеми Карко играет одновременно и фею, и одну из сестер) проблемы, как у всех, – оказывается бессмертие забавно только первые двести, ну от силы триста лет. Потом становится скучно. Помра играет с нашим восприятием, обманывая все ожидания. Ждете фею? Ничего подобного, не будет никакой стереотипной феи, способной по мановению волшебной палочки превратить замарашку в сказочную принцессу. С этим у здешней феи проблема- в момент превращения что-то всегда не срабатывает, то короткие штанишки появятся на Золушке –Сандре вместо бального платья, то вообще сама она превратится в неведому зверушку. Так что Сандра решает в конце концов сама помочь незадачливой фее и предлагает без всяких превращений одеть мамино вечернее платье. Ждете прекрасного принца? Вместо него на сцене появляется неуклюжий, замкнутый, маленького роста коренастый мальчишка. Очень грустный и не менее, чем Золушка, несчастный (да еще сыгранный актрисой, Каролин Доннели). С Золушкой его сближает не красота последней, не магический наряд и прочие хрустальные туфельки, нет, это встреча двух близких душ, двух сирот, встреча через боль. У принца, так же, как и у девочки, умерла мать. И король вот уже десять лет боится объявить ему об этом, предпочитая лгать, что она в путешествии, и вернуться не может (по причине забастовки транспорта, например). Мальчик в эту ложь верит, и все десять лет каждый вечер ждет звонка. Золушка – первая, кто осмеливается сказать ему правду. Причем, трагикомическая неадекватность принца открывает Золушке глаза и на собственную неадекватность. Ничего от волшебного лепета традиционной сказки о любви.


      Конечно, немного грустно, что у детей отнимают мечту о прекрасном принце, но встреча с чудесным в современной сказке Помра – это встреча с самим собой. Золушка не выйдет замуж за принца, но на всю жизнь они останутся друзьями, подарив друг другу то, что ценится не меньше, чем любовь – обретенную возможность быть самим собой, освобождение от фобий и страхов. Наверное, такой подход современному сознанию ближе, чем сказочный хэппи-энд. Другая находка Помра – мачеха. Мачеха, названная здесь «будущей женой отца», не столько злая, сколько самовлюбленная. Карикатура французской буржуазной дамы. Например, живет она в доме с прозрачными стенами – неудобно, и птицы гибнут, сталкиваясь с невидимым препятствием, но зато как стильно! Мачеха здесь – персонаж откровенно гротесковый, и каждое появление характерной актрисы Катрин Местуссис вызывает взрывы хохота. Помра саркастически осмеивает и другую фобию современного общества – погоню за вечной молодостью, причем доводит эту тему до абсурда: узнав о то, что принц заинтересовался незнакомкой, с которой столкнулся по дороге на бал, мачеха, не сомневаясь, видит в незнакомке себя. То есть соперницы Золушки здесь не сестры, а она. Хотя, наверное, именно мачеха ближе всех традиционному персонажу сказки Перро, – есть и долгие сборы на бал, и романтические мечтания о прекрасном принце. Но они разбиваются в прах при встрече с реальностью: мачеха и сестры приезжают на бал в костюмах стиля века жеманниц- маркиз и пудреных париков, а оказываются на королевской вечеринке в стиле rave party. Не зная куда деваться от стыда, дамы с позором убегают…

        В конце зло все же наказано: фея наколдует, чтобы птицы не погибали, зато во много раз усилен звуковой эффект столкновения со стеной – дом мачехи, из которого успевают уехать Золушка с отцом, заполняется инфернальными звуками. «Я прожила долгую и счастливую жизнь», – скажет о себе напоследок рассказчица, подводя финал своему повествованию. Заканчивается же все той же самой сценой с умирающей – здесь впервые по-настоящему проявляется волшебство феи, возвращающей время вспять и позволяющей Золушке разобрать наконец последние слова матери, сказавшей на самом деле : «Когда тебе будет не хватать мужества, вспомни обо мне, и обязательно с улыбкой». Помра говорит, что пишет спектакли, а не драматургические тексты, то есть сразу закладывается вся партитура будущей постановки. И прежде всего свет, знаменитая светопись постоянного соавтора Помра Эрика Суае: работа над освещением проходит параллельно всему процессу создания спектакля, а не добавляется к законченной мизансцене. В «Золушке» куб сцены, обычная серая коробка, благодаря игре света и видеопроекциям, превращается то в мрачную комнату Сандры, то в дом с прозрачными стеклянными стенами, где живет мачеха, то в залы дворца. И в любом случае именно освещение создает – пусть только намеком, пунктиром, онирическое пространство, где, несмотря ни на что, может случиться чудо.

Crédit photo : Cici Olsson

Брехт в зеркале Пазолини

20 апреля -20 мая 2017Théâtre de la Colline, Paris

В театре de la Colline идет спектакль  Национального театра Бретани « Ваал» – первую юношескую пьесу Брехта режиссер Кристин Летайер поставила на Станисласа Нордея (Stanislas Nordey), и более чем двухчасовое действо все выстроено на уникальном перформансе актера.  У Брехта – бунт молодого человека, едва вышедшего из отрочества. Нордей гораздо старше Ваала, но это ничего не меняет – в центре спектакля Летайер вечный бунт поэта вообще против буржуазного мира. Если вспомнить, что Брехт изначально задумывал пьесу-пародию на героя экспрессионисткой драмы его современников, сто лет спустя, во всяком случае во Франции,  вряд ли кому-нибудь придет в голову трактовать аморального маргинала Ваала иначе, как фигуру трагическую. Да и вообще, цветы зла- очень французская традиция. Здесь это ощущение усиливается благодаря  тому, что Ваала играет Нордей: весь спектакль  –  длинная поэма, где  есть лирический герой, а все остальные – статисты его жизни, взаимозаменяемые силуэты. Отсюда стилизованная игра актеров и стилизованная, словно ирреальная, декорация. Читать дальше

Французский стиль

5 апреля -7 мая 2017 Comédie-Française (Vieux Colombier)

« Баязет » в постановке Эрика Руф (он же автор сценографии) – спектакль удивительно элегантный и изящный. Трагедия Расина, действие которой разворачивается в серале Константинополя,  поставлена в эстетике, которую Антуан Витез называл «французской трагедией»: самые страшные вещи говорят с элегантностью. Руф, сам много игравший Расина, очень точно чувствует  грань между  современным прочтением без навязчивой актуализации и музейной архаикой. Александрийский стих звучит  в устах актеров Комеди- Франсез красиво, но не пафосно, декламация как бы  слегка размыта в сторону большей психологической достоверности  душевных метаний.

Читать дальше

Без любви. Опыт прочтения « Снегурочки »

15 апреля -3 мая 2017Opéra Bastille

Дмитрий Черняков продолжает взятую им на себя миссию  пропагандиста русской оперы на Западе. В апреле в Парижской Опере  с огромным успехом прошла премьера «Снегурочки » Н.Римского –Корсакова в постановке Чернякова, и, что говорить, публика буквально таяла от восторга перед сопрано Аидой Гарифуллиной, спевшей Снегурочку. Хотя не все поняли странную игру, которую затеял с оперой русский режиссер. Что неудивительно: «Снегурочка»  в Париже  известна очень мало. Французы сочли постановку Чернякова достаточно традиционной, или, если хотите, недостаточно радикальной по сравнению с его предыдущими опытами: между тем, языческий мир берендеев у Чернякова только  акт реконструкции прошлого, предпринятый совсем не безобидным  сообществом «любителей славянской старины», а вовсе не чудесная сказка о любви, придуманная  Островским.  Какая уж там сказка. (Прямая трансляция « Снегурочки » из Парижской Оперы  25 апреля. Смотрите видеозапись ) Читать дальше

Теннесси Уильямс в Одеоне: забыть Манкевича

10 марта -14 апреля 2017 Odéon -Théâtre de l’Europe

« И вдруг минувшим летом »,  первая постановка Стефана Брауншвейга в качестве директора Одеона-театра Европы, вряд ли  может претендовать на художественный манифест – Теннесси Уильямс  для него автор случайный. Но  это  прекрасно сделанный  спектакль психологического театра, и, по общему мнению, одна из лучших работ самого  режиссера последних лет.  Причем  постановка  Брауншвейга (он же и автор сценографии) на удивление традиционный  театр,  никаких видеотехнологий и иных гаджетов, но  в сегодняшнем контексте  это  звучит почти  освежающе ново. Читать дальше

Пируэт

16 марта -2 апреля 2017  –  Palais Garnier

В репертуар Парижской Оперы вошел легендарный спектакль  хореографа современного танца Бориса Шармаца, «A bras- le- corps» ( Всем своим существом»): радикальный танец-перформанс, сочиненный и исполненный  вместе с единомышленником и партнером  Дмитрием Шамбласом в 1993 году,  с которого началась его слава  как одного из лидеров французской новой волны. Впрочем, в Опере их дуэт можно будет увидеть только на премьере, потом их партии перейдут к  Стефану Бюльону и Карлу Пакетту – этот последний был, кстати, сокурсником Бориса и Дмитрия по Школе Парижской Оперы, только он продолжил карьеру классического танцора, а они ушли в кардинально другое направление. Хотя именно в  этом первом сочинении ««A bras- le- corps»  еще чувствовалась, хоть и отдаленная, но связь с классической балетной школой, из которой они вышли. Именно поэтому стало возможным предложить эту хореографию танцорам «альма матер». Информация на сайте

« Обмани смерть »- персонаж Бальзака станет героем оперы

16 марта-5 апреля 2017Palais Garnier

Беглый каторжник Жак Коллен, по прозвищу «Обмани смерть» ( Trompe-la-mort), он же Вотрен и аббат Эррера, человек вне закона, закончивший жизнь  начальником тайной полиции Парижа, -один из ключевых персонажей «Человеческой комедии»Бальзака. Тепeрь он  станет героем оперы. Это заказ Парижской оперы итальянскому композитору Луке Франческони, он же автор либретто, основанному на романе «Блеск и нищета куртизанок»(1847), в котором  в наибольшей степени выразился  многоликий образ Коллена: драматурга, режиссера и кукловода, относящегося к жизни, как к театральной сцене, где он раскрывает свои выдающиеся способности  к перевоплощению.  На постановку приглашен бельгиец Ги Кассиерс, один из самых выдающихся режиссеров европейского театра, художественный руководитель Антверпенского Toneelhuis. Оркестр Парижской Оперы под управлением известного финского дирижера Сусанны Мялкки. 

« Правила игры » Ренуара в Комеди Франсез

4 февраля -15 июня 2017Comédie -Française

«Правило игры». Cпектакль, сочиненный бразильским режиссером  Кристианой Жатахи для Комеди Франсез по мотивам культового фильма Жана Ренуара, стал главным  парижским событием февраля. И было отчего. Обратившись к  шедевру национального кинематографа в святая святых французской сцены, Жатахи придумала действо, вполне сопоставимое  с картиной мэтра: для одних, ее постановка виртуозное отражение  мира «Правил игры»  сквозь призму «нашего далека», для других  – чересчур дерзкий вызов иностранки, которой следует напомнить кто она, а кто – мы, то есть они -французские классики. (И здесь, парадоксальным образом, современное восприятие сливается с темой самого Ренуара: главная героиня фильма, Кристина, жена маркиза де ла Шене, если помните, австриячка, чужая среди французов). Фильм Ренуара, как известно, весь построен на игре театральных ассоциаций, начиная с сюжета , который представлял свободную переработку «Капризов Марианны» Мюссе и  включал в себя мотивы других пьес классиков: путаница между госпожей и служанкой, поменявшихся накидками- из «Женитьбы Фигаро», отношения слуг и господ и особый код светских  любовных игр из – Мариво.  Именно это было интересно Жатахи, работающей на территории  экспериментального жанра, который можно назвать  «кино-театр» (см.статью). Спектакль «Правила игры»  представляются как бесконечная  череда отражений  и взаимопроникновений театра и кино. Что касается самих  пресловутых правил, но они в новом веке изменились –  в сторону большой естественности: бомонд представлен парижской  буржуазной богемой,  нравы заметно демократизировались, исчезло противопоставление мира прислуги и господ. Читать дальше

Реванш Жака Оффенбаха

12-27  февраля 2017Théâtre du  Chatelet, Paris

Комическая опера Жака Оффенбаха « Фантазио » -еше один пример того, что рукописи не горят. Судите сами: премьера в 1872 году в Opéra Comique закончилась полным провалом, а в 1887 году партитура сгорела во время пожара в театре. С  тех пор творение Оффенбаха было незаслуженно забыто, и нужно было ждать 2015 года, чтобы « Фантазио », благодаря Жану-Кристофу Кеку, восстановившему партитуру, впервые увидел свет рампы, и то в концертном исполнении, на фестивале в Монпеллье. В этом сезоне « Фантазио » вернулся на парижскую сцену в постановке Тома Жолли, коронованный триумфом и у публики, и у критики. В основе либретто оперы – одноименная пьеса Альфреда де Мюссе,  и роль  студента, гуляки и меланхолика, ставшего королевским шутом, чтобы спасти Принцессу  от брака с буффонным Правителем  Мантуи, в драматическом театре часто исполняли актрисы.  Здесь  Фантазио -чудесная меццо-сопрано Мариан Кербасса, а в роли Принцессы Эльсбет – вируозная колоратурное сопрано Мари-Эв Мюнже, и обе превосходные драматические актрисы.  Тома Жолли, большой мастер по массовым сценам и  феерическим визуальным эффектам, придумал для  грустной лирической буффонады Оффенбаха изысканной красоты кадр: одновременно яркая живописная картинка и функциональная  современная сценография. Смотрите запись спектакля на канале Cultuгebox (до 21 августа 2017 г). 

Лоэнгрин как антигерой

21 января -18 февраля 2017Opéra Bastille

Парижская Oпера показывает « Лоэнгрина » Вагнера от известного нмецкого режиссера Клауса Гута. В этой постановке, перенесенной со сцены Ла Скала, ничего от легендарного рыцаря лебедя: из мифологического Средневековья действие перенесено в эпоху самого композитора, в середину буржуазного 19 века. Понятно, что ни лебедя, ни серебрянных доспехов  ждать не приходится. Добротная костюмная постановка с чудесными массовыми сценами горожан и воинов Антверпена (потрясающие хоры Парижской Оперы) кажется сеголня почти традиционной: современность тут выражена не в нарочитой актуализации, а в самом взгляде на Лоэнгрина.вместо лучезарного небесного рыцаря на подмосках появляется странно хрупкий, неуверенный в себе бродяга. Да, он прекрасен и чист, и даже побеждает графа Брабантского в настояшем турнире, но нет в нем ничего от героя, этот рефлексирующий Лоэнгрин словно несет в себе  вековечную печаль по поводу несовершенстсва мира, как будто предвидит трагический финал безмерной своей любви к Эльзе. И тут самое главное- Лоэнгрин, придуманный Гутом, кажется специально написан для божественного, непревзойденного немецкого тенора Йонаса Кауфмана: тончайшее интонирование, мягчайшие полутотона, никакого силового напряжения в голосе, льющегося задушевно-естественно.Болезнь голосовых связок заставила певца в течение четырех месяцев отменять все выступления- стоит ли говорить, какой триумфальный прием  устроила  публика долгожданному Лоэнгрину. За дирижерским пультом-музыкальный руководитель Парижской Оперы Филипп Жордан. Информация на сайте Читать дальше

Игры с Монтеверди в Париже: « Орфей » или Аркадийский экспромт

17 января – 5 февраля 2017Théâtre Bouffes du Nord

 «Orfeo» Монтеверди- первая опера, и написана она в 1607 году. Банда веселых певцов-актеров-музыкантов из труппы La vie brève, которой руководят режиссеры Самюэль Ашаш и Жанна Кандель, придумали своего рода игры по мотивам «Орфея», включив в них помимо самого Монтеверди, джаз, фольк, драматические, часто фарсовые диалоги и всяческую импровизацию. В общем, как говорят создатели действа, «нам хотелось соединить воедино шумы жизни и ясность смерти». Если спектакль открывает безукоризненный монтевердиевский пролог – ария Музыки, то первая часть –чистая импровизация: сцена выстроена вокруг полулежещей на кушетке белокурой красавицы,  беседующей с другом-философом. И если композиция напоминает Тициановскую «Венеру и органиста», сама  героиня – типичная итальянская «mamma», собирающая трех сорванцов, Амура, Пана и Диониса к свадьбе четвертого своего сына, Орфея. Место пастухов заняли пчеловоды и их улья: мед как метафора сладости  аркадийской жизни, где музыканты и их прекрасные и слегка чокнутые инструменты (например, пианино, от которого оставлена лишь клавиатура ) сливаются с гимном любви Орфея и Эвридики. Во второй части главных героев затмил ернический эпизод между Цербером и Хароном, у врат Аида обменивающихся  шутовскими репризами о сложностях своего существования. А потом окажется, что упоительно смешной клоун еще и божественный контр-тенор. Между тем, Орфей умрет без своей Эвридики, но тело его станет медом, который воспоется в последней, строгой оперной партии Эвридики –из Малера.  В общем, прелестная вещица получилась. Смотреть обязательно!

Отель Фейдо: танцуют все!

6 января-12 февраля 2017Odéon-Théâtre de l’Europe

Если зимняя парижская непогода вызывает у вас депрессию, смело идите развлечься в Одеон. Первая премьера Нового года в Театре Европы – легкомысленный комический дивертисмент «Отель Фейдо», поставленный Жоржем Лаводаном не без оглядки на американский мюзикл.  Такого названия в списке пьес, оставленных королем водевиля и одним из самых знаменитых авторов театра бульваров, нет, это монтаж из поздних одноактных пьес драматурга, написанных между 1908 и 1916. Между тем, название  вполне вписывается в тему Жоржа Фейдо, вызывая ассоциацию с одним из самых блестящих его водевилей, « Отель Свободного  эшанжизма », и последним пристанищем драматурга, Отелем Terminus, где он, после разрыва с женой, прожил последние 10 лет жизни. (Кажется, сама судьба  сыграла с ним  ехидную шутку, Terminus –  дословно, Конечная остановка).   Читать дальше