Оммаж Патрису Шеро в Парижской Опере

18 ноября-2 декабря 2017Opera Bastille

К дню рождения великого режиссера Патриса Шеро  (ноябрь 1944-октябрь 2013), работавшего с одинаковым  успехом для кино, драматической и музыкальной  сцены, Парижская Опера возобновила его шедевр – оперу Яначека « Из мертвого дома » на сюжет Достоевского (сцена оперы Бастилия). Параллельно во Дворце Гарнье (PALAIS GARNIER,BIBLIOTHÈQUE-MUSÉE DE L’OPÉRA) открылась выставка, посвященная творчеству Шеро-оперного режиссера (до 3 марта 2018 года). Повод напомнить еще раз:  именно с провокационной постановки Шеро « Кольца Нибелунгов » в 1976 году началась настоящая революция на оперной сцене, именно он первым стал работать с певцами, как с драматическими актерами,  и активно интерпретировать сюжет.

Мило Рау, возвращение политического театра

7-11 ноября 2017 – Festival d’Automne, Théâtre de la Villette, Paris
В программе Парижского Осеннего фестиваля – спектакль швейцарского режиссера, драматурга, журналиста, социолога (ученика Пьера Бурдье) Мило Рау (Milo Rau), который за несколько лет стал одной из самых знаковых фигур европейского театра. Рау и созданная им в 2007 году компания со значимым названием «Международный институт политических убийств» занимается театральной реконструкцией реальных социальных или политических конфликтов, основываясь на документальном материале. Однако это совсем не документальный жанр, не вербатим -Рау говорит о горячих проблемах изощренным театральным языком. Можно сказать, что это новый политический театр. В Париже Рау показывает совместный проект с Берлинским театром Schaubühne «Сострадание. История одного оружия»/Compassion.L’histoire de la mitraillette, в котором тестирует границы солидарности современного европейца. Спектакль строится как перекрестные монологи двух женщин. Одна -немка, активистка движения гуманитарных миссий в странах Африки, рассказывает о своем опыте Другая – удочеренная бельгийцами африканка о том, как она девочкой пережила геноцид 1993 года в Бурунди. Вовлекая в действо публику, театр Мило Рау дает установку на коллективную ответственность: мы живем в глобализованном мире, но не в состоянии переживать этот мир как единый для всех.

На художественном фронте без перемен

19-22 октября 2017 –  Foire International d’Art Contemporain, Grand Palais, Paris

В воскресенье в Париже закончилась ежегодная, 44-я Международная Ярмарка Современного Искусства (FIAC). В ней приняли участие 193 галереи со всего мира. Поскольку 2017 год объявлен годом Колумбии во Франции, то почетным гостем ярмарки была Колумбия. Впрочем, нельзя сказать что это как-то повлияло на качество ярмарки.  Среди участников по количеству больше всего было французских галерей. За ними шли американские. А на почетном третьем месте оказались немецкие галереи. Покупатели в основном европейцы, прежде всего бельгийцы, немцы, французы. Читать дальше

29 сентября -10 декабря 2017Comédie-Française

В Комеди-Франсез возобновили знаменитый спектакль Иво Ван Хове по сценарию Лукино Висконти «Проклятые», поставленный для Папского замка Авиньона год назад. Весь спектакль, действие которого происходит между гримерками и постаментом с гробами, между театром и преисподней, выстроен как ритуал завораживающей красоты. В постановке используют всего несколько архивных кадров, потому что это не исторический спектакль. В отличие от Висконти, Ван Хове интересовал не подъем нацизма в Германии 30-х годов, режиссер трактует сюжет более широко, находя параллели с современностью. Но и актеры Комеди-Франсез не только выдерживают сравнение с экранными персонажами, созданными легендарными кинозвездами, но и расширяют пространство роли, делают их, этих персонажей, великолепными по другому. См. рецензию в Архиве: « Забыть Висконти ».

Варликовский поставил в Париже « Дона Карлоса »

10 октября – 11 ноября 2017Opéra Bastille

Прямая трансляция « Дон Карлоса » из оперы Бастилия c 19 октября

Самая ожидаемая премьера оперного сезона – «Дон Карлос» Верди. Во-первых, потому что постановка поручена Кшиштофу Варликовскому, одному из  главных режиссеров-провокаторов оперной сцены. Во-вторых, потому что представлен будет исторический, французский вариант великой оперы Верди, написанный композитором в 1867 специально для Парижской Оперы, тогда как мире больше исполняют несколько измененную итальянскую версию, «Дон Карло». Для главной премьеры в Париже собрали лучших актеров оперной сцены. Результат оказался на удивление традиционным. Этот «Дон Карлос» просто поражает аскетизмом постановочного решения. Мизансцена настолько целомудренна, что даже создается ощущение отсутствия режиссерского решения как такового: словно Варликовский ушел в тень, оставил главное место исполнителям и самой музыке Верди. Триумфаторы спектакля: выразительная актерская игра и яркое вокальное исполнение. И виртуозный маэстро Филипп Жордан, главный дирижер Парижской Оперы. Информация на сайте Читать дальше

Натали Дессе виртуозна и на драматической сцене

22 сентября -13 октября 2017 годаThéâtre Déjazet, Paris

В театре  Déjazet идет уникальный спектакль по Говарду Баркеру « Und » , поставленный худруком Национального Театра в Туре Жаком Винсе ( Jacques Vincey ) и открытый парижанами  в Théatre de la Ville. Одна из самых  нашумевших премьер сезона 2015-2016,  это первый опыт  великой оперной певицы Натали Дессе на драматической сцене. И какой опыт! В сложнейшей пьесе-монологе Баркера она оказалась не менее виртуозна, чем в опере. Читать дальше

« Пеллеас и Мелизанда » от Уилсона вновь в Париже

 19 сентября – 6 октября 2017 Opéra Bastille

Парижская Опера (сцена «Опера Бастилии)» в пятый раз возобновляет один из самых знаковых спектаклей Боба Уилсона, «Пеллеаса и Мелизанду» Клода Дебюсси.  Премьера состоялась в Опера Гарнье в 1997 году, и это уже пятая версия шедевра Дебюсси от Уилсона. Апофеоз абстрактной красоты или инсталляция из живых фигур- творение американского режиссера не перестает  вызывать споры. В любом случае, и неофита, и искушенного меломана работа Боба Уилсона завораживает. Партию Мелизанды все последние годы неизменно исполняет российская сопрано Елена Цаллагова., которая не только обладает великолепным голосом, но и сумела точно вписаться в изысканный режиссерский рисунок Боба Уилсона. В роли Пеллеаса впервые выступит канадский баритон Этьен Дюпюи. Оркестр возглавляет главный дирижер Парижской Оперы Филипп Жордан. Информация на сайте

«Спасти планету»: Бланка Ли придумывает опус, чтобы привлечь внимание зрителей к экологии

21 сентября -13  октября 2017 Théâtre National de Chaillot

Французский хореограф, испанка Бланка Ли представила в театре Шайо свой новый амбициозный проект: ее последний опус « Solstice»/«Солнцестояние » обращен к самой животрепещущей проблеме современности: спасение планеты, которой грозит глобальное потепление. « Я тоже задалась вопросом – что я могу сделать для Планеты. Это самый ангажированный из моих спектаклей, он прославляет красоту, силу, энергию, но также уязвимость Природы и Человека. Я хотела силой танца показать нарушения в нашей экосистеме ». Читать дальше

2-3 октября 2017  в Париже в Российском духовно-культурном православный центре Quai de Branly пройдет Международный круглый стол « Французское «католическое обновление» и русское религиозно-философское возрождение конца 19 –первой половины 20 века: скрещения и диалог » (Programme  Программа). 3 октября в рамках коллоквиума « Поль Клодель и христианское возрождение в контексте франко-российских связей » будет показана запись легендарного московского « Полуденного раздела » в постановке Владимира Агеева. Спектакль будет представлять актриса Татьяна Степанченко, исполнительница роли Изе. Начало в 17.00. Вход свободный

12 сентября – 21 октября 2017Palais Garnier

Парижская Опера возобновляет «Cosi fan tutte» Моцарта, которую поставила в прошлом сезоне бельгийский   хореограф Анна-Тереза де Кеерсмакер для  танцоров своей труппы  Rosas и  певцов. Читайте рецензию « Моцарт от Кеерсмакер: красиво и немного скучно »

12 сентября  -1 октября  2017  – Odéon-Théâtre de l’Europe

В Одеоне-театре Европы три года спустя опять возобновляют « Элементарные частицы » в постановке Жюльена Госселена,  один из самых событийных спектаклей Авиньонского фестиваля 2013 года  (Приз синдиката критики « открытие сезона », 2014).  Правда, тогда в 2014 труппа Госселена играла  в Ateliers Berthier- теперь их пригласили на главную историческую сцену Одеона.  Режиссер, он же автор инсценировки, с  несколько наивной прямолинейностью  выбирает отдельные эпизоды  культовой книги Мишеля Уэльбека, чтобы в финале соединить все в апофеоз « метафизической мутации »- новой модели человечества, придуманной литературным двойником автора, Мишелем Джерзински. Футуристская утопия Уэльбека Госселену явно ближе, чем его же, наполненный поэзией  отчаяния и страстным плотским  желанием,  реквием по уходящей западной цивилизации. (см.рецензию  за 2014 год: « Les particules élémentaires: pro et contra »)

Россини от Гийома Гальенна -торжество добродетели и скуки

10 июня – 13 июля 2017Palais Garnier, Paris

В Парижской Опере состоялсь премьера «Золушки» Россини в постановке Гийома Гальенна. Известный актер Comédie-Française  и удачный кинематографист –его режиссерский дебют «Гийом и мальчики, к столу» принес ему сразу несколько Сезаров, решил взяться за оперу. Но под его рукой веселая  опера Россини, настоящий фейерверк виртуозных пассажей, превратилась в зрелище тяжелое и скучное.  Режиссерская концепция сводится к иллюстрации второго названия шедевра Россини- «Торжество добродетели». Критики спорят  о степени неудачи первой  постановки Гальенна -полный это провал или неполный.  Ну. неполный, скажем мы… Читать дальше

Больше, чем любовь. «Золушка» от Жоэля Помра

Статья вышла в « Европейской Афише » N°11 от 17/11/2011 

        Жоэль Поммера или Помра (1963) – один из немногих французских режиссеров, каждая новая постановка которого на протяжении последних 6-7 лет вызывает неизменный интерес. Главная отличительная особенность Помра от других собратьев по цеху в том, что он ставит только пьесы собственного сочинения. Авторский театр Помра – это всегда необычно актуальное высказывание о современном мире, облаченное в соответствующую этому высказыванию оригинальную художественную форму. Можно сказать по-иному: Помра пишет остро-социальные пьесы, но облекает их в изысканную театральную форму. В сущности, Помра самоучка, в 16 лет бросил школу, в 18 начал играть на сцене, в 23 – писать пьесы, в 27 организует собственную труппу, которую называет «Compagnie Louis Brouillard» (Луи Бруйяр – несуществующий персонаж, литературная маска). В 2006 году сразу три спектакля Помра – «К миру», «Красная шапочка» и «Торговцы» – показываются в рамках юбилейного шестидесятого Авиньонского фестиваля. В 2007 году Помра удостаивается Гран-При в области драматургии за пьесу «Торговцы». В этом же году «Compagnie Louis Brouillard», у которой нет собственной площадки, становится на три года резидентом возглавляемого Питером Бруком Театра Bouffes du Nord. С 2010 и сроком на три года Помра приглашен как аcсоциированный режиссер в Одеон–театр Европы и до 2015 – в Национальный театр в Брюсселе. В 2011 году за спектакль « Моя холодильная комната» он получает одновременно несколько «Мольеров» и Гран-При французской критики как лучший спектакль сезона. «Золушка» была поставлена в Национальном театре Брюсселя с бельгийскими актерами в октябре 2011 года.


        После «Красной Шапочки» (2004) и «Пиноккио»(2008), Помра решился переписать «Золушку». История, как всегда, получилась не по-детски печальная, и немножко не по-сказочному ироничная: как истинный постмодернист, Помра не просто разбивает сложившиеся стереотипы, он вступает с ними в игру.
         Впрочем, все по-порядку. Ну, во-первых, забудьте о бедной сироте, молчаливо сносившей обиды злой мачехи и сестер, а потом по мановению волшебной палочки доброй феи встретившей на балу своего принца. В колючей, острой на язык Золушке Деборы Руаш нет ничего от условного персонажа сказки Перро – это скорее, современная девочка-подросток с упрямым и очень сильным характером. Отец ее даже побаивается, и не осмеливается перечить. Мачеха решила девчонку воспитать, для ее же блага, как она сама это понимает, то есть в прямом и переносном смысле запаковав в корсет. Спектакль ведет рассказчица – загадочный закадровый голос с легким иностранным акцентом (итальянка Марселла Каррара) рассказывает приключившуюся с ней самой в далекой стране давнюю историю, словно оглядываясь назад с высоты прожитой жизни. Именно этот голос напоминает нам о мире чудесного, тогда как на сцене играется история, очень далекая от волшебной сказки. Помра начинает спектакль со сцены с умирающей матерью, не существующей ни в одной из версий «Золушки»- ни у братьев Гримм, ни у Перро. Здесь эта сцена- своего рода ключ ко всему тому, что произойдет позднее. «Очень молоденькая девушка», или Сандра- так названа в спектакле Помра Золушка, последние слова матери перед смертью слышит неотчетливо, поэтому интерпретирует на свой лад, ей слышится: «ты должна вспоминать обо мне все время, и тогда я буду продолжать жить». Девочка воспринимает это наставление дословно – и все существование превращает в воспоминание о матери, а собственную жизнь в кошмар, в котором чем ей хуже, тем лучше. Что бы мачеха не предложила ей, воспринимает как законное наказание, и даже старается по возможности усугубить все беды. « Мне только на пользу пойдет собирать мертвых птиц руками… – Ты будешь чистить туалеты на всех трех этажах дома…- Мне это понравится, мне только на пользу пойдет чистить туалеты….». То есть Сандра сама отгородилась от мира своим несчастьем, сама садомазохистки себя наказывает – за то, что не всякую секунду жизни думает об умершей. Эффект почти комический, особенно когда периодически, и не к месту, срабатывает будильник на ручных часах, напоминающий о том, что она позабыла думать о матери. Наивная мораль волшебной истории просеивается сквозь сито постмодернистской иронии. Здесь вы не найдете кареты из тыквы, и хрустальных башмачков, а фея, уставшая от бессмертия развлекается ( неудачно) карточными фокусами. Вообще, у этой современной феи ( Ноеми Карко играет одновременно и фею, и одну из сестер) проблемы, как у всех, – оказывается бессмертие забавно только первые двести, ну от силы триста лет. Потом становится скучно. Помра играет с нашим восприятием, обманывая все ожидания. Ждете фею? Ничего подобного, не будет никакой стереотипной феи, способной по мановению волшебной палочки превратить замарашку в сказочную принцессу. С этим у здешней феи проблема- в момент превращения что-то всегда не срабатывает, то короткие штанишки появятся на Золушке –Сандре вместо бального платья, то вообще сама она превратится в неведому зверушку. Так что Сандра решает в конце концов сама помочь незадачливой фее и предлагает без всяких превращений одеть мамино вечернее платье. Ждете прекрасного принца? Вместо него на сцене появляется неуклюжий, замкнутый, маленького роста коренастый мальчишка. Очень грустный и не менее, чем Золушка, несчастный (да еще сыгранный актрисой, Каролин Доннели). С Золушкой его сближает не красота последней, не магический наряд и прочие хрустальные туфельки, нет, это встреча двух близких душ, двух сирот, встреча через боль. У принца, так же, как и у девочки, умерла мать. И король вот уже десять лет боится объявить ему об этом, предпочитая лгать, что она в путешествии, и вернуться не может (по причине забастовки транспорта, например). Мальчик в эту ложь верит, и все десять лет каждый вечер ждет звонка. Золушка – первая, кто осмеливается сказать ему правду. Причем, трагикомическая неадекватность принца открывает Золушке глаза и на собственную неадекватность. Ничего от волшебного лепета традиционной сказки о любви.


      Конечно, немного грустно, что у детей отнимают мечту о прекрасном принце, но встреча с чудесным в современной сказке Помра – это встреча с самим собой. Золушка не выйдет замуж за принца, но на всю жизнь они останутся друзьями, подарив друг другу то, что ценится не меньше, чем любовь – обретенную возможность быть самим собой, освобождение от фобий и страхов. Наверное, такой подход современному сознанию ближе, чем сказочный хэппи-энд. Другая находка Помра – мачеха. Мачеха, названная здесь «будущей женой отца», не столько злая, сколько самовлюбленная. Карикатура французской буржуазной дамы. Например, живет она в доме с прозрачными стенами – неудобно, и птицы гибнут, сталкиваясь с невидимым препятствием, но зато как стильно! Мачеха здесь – персонаж откровенно гротесковый, и каждое появление характерной актрисы Катрин Местуссис вызывает взрывы хохота. Помра саркастически осмеивает и другую фобию современного общества – погоню за вечной молодостью, причем доводит эту тему до абсурда: узнав о то, что принц заинтересовался незнакомкой, с которой столкнулся по дороге на бал, мачеха, не сомневаясь, видит в незнакомке себя. То есть соперницы Золушки здесь не сестры, а она. Хотя, наверное, именно мачеха ближе всех традиционному персонажу сказки Перро, – есть и долгие сборы на бал, и романтические мечтания о прекрасном принце. Но они разбиваются в прах при встрече с реальностью: мачеха и сестры приезжают на бал в костюмах стиля века жеманниц- маркиз и пудреных париков, а оказываются на королевской вечеринке в стиле rave party. Не зная куда деваться от стыда, дамы с позором убегают…

        В конце зло все же наказано: фея наколдует, чтобы птицы не погибали, зато во много раз усилен звуковой эффект столкновения со стеной – дом мачехи, из которого успевают уехать Золушка с отцом, заполняется инфернальными звуками. «Я прожила долгую и счастливую жизнь», – скажет о себе напоследок рассказчица, подводя финал своему повествованию. Заканчивается же все той же самой сценой с умирающей – здесь впервые по-настоящему проявляется волшебство феи, возвращающей время вспять и позволяющей Золушке разобрать наконец последние слова матери, сказавшей на самом деле : «Когда тебе будет не хватать мужества, вспомни обо мне, и обязательно с улыбкой». Помра говорит, что пишет спектакли, а не драматургические тексты, то есть сразу закладывается вся партитура будущей постановки. И прежде всего свет, знаменитая светопись постоянного соавтора Помра Эрика Суае: работа над освещением проходит параллельно всему процессу создания спектакля, а не добавляется к законченной мизансцене. В «Золушке» куб сцены, обычная серая коробка, благодаря игре света и видеопроекциям, превращается то в мрачную комнату Сандры, то в дом с прозрачными стеклянными стенами, где живет мачеха, то в залы дворца. И в любом случае именно освещение создает – пусть только намеком, пунктиром, онирическое пространство, где, несмотря ни на что, может случиться чудо.

Crédit photo : Cici Olsson

Брехт в зеркале Пазолини

20 апреля -20 мая 2017Théâtre de la Colline, Paris

В театре de la Colline идет спектакль  Национального театра Бретани « Ваал» – первую юношескую пьесу Брехта режиссер Кристин Летайер поставила на Станисласа Нордея (Stanislas Nordey), и более чем двухчасовое действо все выстроено на уникальном перформансе актера.  У Брехта – бунт молодого человека, едва вышедшего из отрочества. Нордей гораздо старше Ваала, но это ничего не меняет – в центре спектакля Летайер вечный бунт поэта вообще против буржуазного мира. Если вспомнить, что Брехт изначально задумывал пьесу-пародию на героя экспрессионисткой драмы его современников, сто лет спустя, во всяком случае во Франции,  вряд ли кому-нибудь придет в голову трактовать аморального маргинала Ваала иначе, как фигуру трагическую. Да и вообще, цветы зла- очень французская традиция. Здесь это ощущение усиливается благодаря  тому, что Ваала играет Нордей: весь спектакль  –  длинная поэма, где  есть лирический герой, а все остальные – статисты его жизни, взаимозаменяемые силуэты. Отсюда стилизованная игра актеров и стилизованная, словно ирреальная, декорация. Читать дальше