«Dans les pas de Noureev» – «В танцевальных па Нуреева»

Так называется новая хореографическая программа, показанная балетной труппой театра «Капитолий» (Тулуза) в честь великого танцовщика Рудольфа Нуреева. Она включает яркие фрагменты пяти спектаклей русской балетной классики, поставленных Нуреевым для Парижской оперы (1981-92). Программа позволяет совершить увлекательный экскурс в хореографическое творчество мастера и оценить исполнительский уровень балетной труппы. Триумфатором премьеры стал английский дирижер Давид Колеман, возглавивший оркестр театра.

 

 

Рудольф Нуреев в партии Конрада, балет «Корсар» (Фото : Francette_Levieux)

Рудольф Нуреев в партии Конрада, балет «Корсар»
(Фото : Francette_Levieux)

В нынешнем году балетный мир отмечает сразу две даты жизни Рудольфа Нуреева - 75-летие со дня рождения (17 марта 1938 г.) и 20-летие со дня смерти (5 января 1993 г.). Эстафету бале

тных событий в честь великого артиста по достоинству начала Парижская опера: Нуреев возглавлял балетную труппу c 1983 по 1989 и поставил здесь 9 спектаклей, пять из них - по Петипа. Гениальные творения отца русской балетной классики вошли в репертуар театра в хореографической версии Нуреева.

Юбилейные гала-концерты и спектакли состоялись на многих сценах: в Парижской опере, Большом театре Бордо, Мариинском театре, Ла Скала. Фестивали в честь Нуреева проходили на его родине в Башкирском театре оперы и балета (Уфа), в Татарском театре оперы и балета (Казань), в парижском Музыкальном театре Шатле с участием балетной труппы Венской оперы. Большой успех имели два гала-концерта в парижском Дворце конгрессов с участием звезд мирового балета. Наконец, 18 октября в Национальном центре сценического костюма во французском городе Мулене была открыта мемориальная экспозиция, ставшая музеем Нуреева. Эти события отражены в рецензиях и видео-репортажах на портале журнала «Европейская афиша».

Теперь, завершая юбилейную эстафету, театр «Капитолий» Тулузы под артистическим руководством Фредерика Шамбера подготовил интересную мемориальную программу «В танцевальных па Нуреева». Инициатором и организатором её создания является Кадер Белярби, известный танцовщик и хореограф. В августе 2012 года он стал директором балетной труппы театра, сменив на этом посту Нанетт Глущак, которая 18 лет была её руководителем (1994-2012). Труппа театра «Капитолий» имеет славную историю и дает спектакли уже 65 лет, с 1949 года.

К.Белярби (Гренобль, 1962 г.) сделал блистательную артистическую карьеру в Парижской опере, где танцевал в балетах широкого репертуара на протяжение 29 лет (1979-2008). В 1989 году после окончания балета «Спящая красавица» за прекрасное исполнение партии Синей птицы Нуреев на сцене публично объявил о присвоении Кадеру, первому солисту, высшее звание Этуали труппы. В том же году ему был вручен Приз Нижинского. Талантливый танцовщик был участником многих мировых премьер танцевальных постановок современных мастеров.

Кадер Белярби (Фото : David_Herrero)

Кадер Белярби (Фото : David_Herrero)

В 1991 году балетом «Жизель и Уилли» началась хореографическая деятельность К.Белярби. В последующие годы он осуществил целый ряд постановок для разных танцевальных трупп, в том числе для Большого Канадского Балета, Национального Балета Китая, Балета Большого театра Женевы. Для Парижской оперы был создан двухактный балет «Грозовой перевал» (2002), в котором особенно ярко и масштабно проявился хореографический талант К.Белярби. Для театра «Капитолий» он поставил: «Связи за столом» и «За нашу любовь» (2010), «Мертвая королева» (2011), «Странные соседи» (2012), «Корсар», «Красавица и чудовище» (2013). Хореографическое творчество К.Белярби отмечено наградами: Приз артистической постановки (2004), офицерский орден Искусств и Литературы (2006), кавалерский орден Почетного Легиона (2008).

 

Премьера «Танцевальных па Нуреева»

 

Первое представление юбилейной программы состоялась 28 ноября. Несмотря на нежданный холод, на площади перед кассой театра «Капитолий» выстроилась длинная очередь желающих побывать на балетной премьере. При входе в театр обладателей счастливых билетов ждал сюрприз и подарок: над людским потоком как бы парил Рудольф Нуреев, запечатленный на огромных фотографиях в разных балетных партиях. Истинный шок и восхищение испытывал каждый человек, входя на центральную лестницу, ведущую в главное фойе театра: многометровый лестничный проем заполняла гигантская, невиданного масштаба, фото-фреска (Dalmas, Sipa Press), запечатлевшая Рудольфа Нуреева и Марго Фонтейн на репетиции балета «Лебединое озеро» в парижском Театре Елисейских Полей (1963).

В двух фойе и холле театра была размещена обширная выставка, отражающая творческий и жизненный путь Нуреева, начиная с 1938 года.  Биографические тексты чередовались с прекрасными фотографиями Франсетт Левьё (около пятидесяти), запечатлевшей Нуреева во многих партиях классического и современного репертуара. Выставку украшали витрины и плакаты со сценическими костюмами артиста. Все это создавало особую, волнующую атмосферу в театре, зрительный зал которого в тот вечер был заполнен до предела.

Татьяна Тен (Никия) и Карл Пакетт (Солор) в картине «Тени», балет «Баядерка»

Татьяна Тен (Никия) и Карл Пакетт (Солор) в картине «Тени», балет «Баядерка»

Оказывая почести своему «балетному покровителю», К.Белярби составил интересную разнообразную программу, как бы миниатюрную антологию хореографии Нуреева и его ролей, в которых великий артист ослепительно блистал и оставил неизгладимый след. Для труппы театра «Капитолий» (её составляют 35 артистов) эта программа имеет исключительно важное значение: она является не только трудным, ответственным экзаменом на творческую зрелость, но и сложным, танцевальным экзерсисом для совершенства исполнительского мастерства, для глубокого освоения академического стиля и классической лексики.

К.Белярби включил в программу фрагменты пяти шедевров русской балетной классики в хореографической версии Нуреева, которые он прекрасно знает, ибо сам в них танцевал, но они никогда не шли в театре «Капитолий». Программу открыла гипнотическая картина «Тени» из третьего акта балета Минкуса «Баядерка». В картине «Тени», столь любимой Нуреевым, он впервые танцевал с труппой Кировского театра на сцене Парижской оперы 19 мая 1961 года, а уже 16 июня «выбрал свободу» и остался во Франции. Первый постановкой Нуреева стали тоже «Тени»: их премьерный показ состоялся 27 ноября 1963 года в Ковент-Гардене. Балет «Баядерка» и завершающая его картина «Тени» впервые предстали в постановке Нуреева 8 октября 1992 года в Парижской опере, став как бы его творческим завещанием, ибо через три месяца Рудольф ушел из жизни.

 

Вот почему К.Белярби поставил во главе программы именно «Тени» из  «Баядерки». Герой балета Солор впадает в отчаяние после смерти возлюбленной баядерки Никии; он курит кальян и его охватывают идиллические сновидения. Солор оказывается в царстве теней, где ему являются призраки умерших баядерок. Среди них он встречает Никию, она  простила его и по-прежнему любит. Мечта побеждает реальность и соединяет любящие сердца, которых жизнь разъединила.

Лаурен Кеннеди (Аврора) и Маттью Астлей (Дезире) в па-де-де из балета «Спящая красавица»

Лаурен Кеннеди (Аврора) и Маттью Астлей (Дезире) в па-де-де из балета «Спящая красавица»

Под потусторонние звуки дивной музыки при лунном свете в ночи на землю спускается с небес длинная вереница призраков, поочередно и синхронно ступающих в хореографической кантилене: размеренные, плавные шаги балерин чередуются с грациозными, величественными поклонами, создавая сказочно красивое, обворожительное видение. Затаив дыхание, публика созерцает этот выход «теней», гениально придуманный Петипа, как истинное балетное чудо.

В театре «Капитолий» выход баядерок и особенно их глубокие поклоны, казалось, были адресованы Нурееву и воскрешали его романтический дух, несомненно, витавший на сцене, в оркестре и в зрительном зале. К сожалению, ансамбль балерин не сумел передать истинное волшебство классического шедевра. Синхронность и чистота движений и линий обретаются в результате тщательной шлифовки. Явно, что в «Капитолии» репетировали недостаточно.

В картине «Теней» в ореоле кордебалета парят герои балета: Никия и Солор отрешенно танцуют в романтическом дуэте, чаруют изящными па в сложнейших сольных вариациях. На премьерном представлении партию Никии прекрасно исполнила Татьяна Тен, грациозная и высокотехничная  первая солистка труппы театра «Капитолия», начавшая карьеру в Казахстанском театре оперы и балета. Обаятельная балерина с красивыми, певучими руками и крепкими, натренированными стопами уверенно и вдохновенно танцевала свою партию и была поразительно органична в дуэте со своим звездным партнером.

Мария Гутьеррез (Джульетта) в сцене Балкона, балет «Ромео и Джульетта»

Мария Гутьеррез (Джульетта) в сцене Балкона, балет «Ромео и Джульетта»

На партию Солора был приглашен Карл Пакетт, танцовщик балетной  труппы Парижской оперы, удостоенный высшего звания Этуали в 2009 году. Не скрою, от опытного артиста столь высокого уровня, неоднократно танцевавшего партию Солора, ожидалось многое. Однако, несмотря на пленявшую поначалу элегантность и воздушность, Карл все-таки не смог достойно продемонстрировать свое танцевальное мастерство: артист выглядел уставшим, при исполнении «манежа» его занесло и последние прыжки он не докручивал.

Свадебное па-де-де из третьего акта балета Чайковского «Спящая красавица», который Нуреев поставил для труппы Парижской оперы в 1989 году, исполнили американка Лаурен Кеннеди (принцесса Аврора) и англичанин Маттью Астлей (принц Дезире). Одаренные артисты кордебалета, оба невысокого роста и очень миниатюрные, по внешним данным и по темпераменту необычайно подходили друг другу, а главное, соответствовали облику сказочных героев. В белых париках и роскошных нарядах они выглядели потрясающе красиво; их чудный танец украшали очаровательные улыбки и нежная искренность. Маттью был великолепен в двойном «манеже», Лаурен блистала в ювелирном шене. При исполнении столь сложного па-де-де, конечно, сказались техническая недоработка и отсутствие опыта. Но артисты все-таки одержали творческую победу, и публика это высоко оценила.

 

Испанка Мария Гутьеррез и армянин Давид Галстян, первые солисты труппы театра «Капитолия», изумительно исполнили знаменитое па-де-де в сцене любви (Балкон) из первого акта балета Прокофьева «Ромео и Джульетта», поставленного Нуреевым для труппы Парижской оперы в 1984 году. Когда Рудольф восстанавливал этот балет в 1991 году, мне довелось видеть его работу и даже посчастливилось сделать с ним большое интервью. Но первый вопрос задал не я, а Рудольф - он спросил о моем впечатлении от его балета «Ромео и Джульетта. Не буду пересказывать интервью, но я его назвал «Бег через препятствия к смерти», процитировав фразу Нуриева о сути любви и смысле его спектакля. Теперь, глядя на прелестную, одухотворенную Марию и полетного, романтичного Давида,  демонстрирующих высокое танцевальное и артистическое мастерство в сцене пламенной любви Джульетты и Ромео, особенно ярко и рельефно ощущались драматургическая нить и трагедийная сила спектакля Нуреева.

Затем было показано па-де-труа из третьего акта балета Чайковского «Лебединое озеро», поставленного Нуреевым для труппы Парижской оперы в 1984 году. Эта чрезвычайно интересная версия классического балета имеет ряд хореографических и драматургических особенностей, которые рельефно проявляются, в частности, в третьем акте. Вместо традиционного па-де-де Одилии, черного лебедя, и принца Зигфрида в балете Нуреева идет па-де-труа, в котором, помимо названных героев, полноценно участвует и Ротбарт, влюбленный в принца. Чтобы вскрыть сложную взаимосвязь в этом любовном треугольнике, необходимо иметь не только высочайшее танцевальное мастерство, но и виртуозную артистичность.

Жюли Шарле (Одилия) и Шизен Казама (Зигфрид) в па-де-труа из балета «Лебединое озеро»

Жюли Шарле (Одилия) и Шизен Казама (Зигфрид) в па-де-труа из балета «Лебединое озеро»

Весьма примечательно, что на премьерном представлении па-де-труа исполнили француженка и два японца: солисты труппы Жюли Шарле (Одилия) и Такафуми Ватанабе (Ротбарт) и артист кордебалета Шизен Казама (Зигфрид). Все трое показали достойный уровень техники, однако в танце все-таки были досадные огрехи. Главный недостаток каждого - в блеклой сценической образности. Ж.Шарле, несмотря на широкую улыбку, не сумела передать магическое величие, хитрость и коварство Одилии. Балерине не хватало экспрессии и энергетики как в трактовке образа, так и в танце, в частности, фуэте получилось несколько вялым. Ш.Казама пленял элегантным танцем, красивыми прыжками и мягкими вращениями, однако выглядел слишком напряженным и зажатым. Хорошее впечатление произвел Т.Ватанабе: он танцевал легко и чисто, виртуозно демонстрируя  каскады сложных прыжков.

Программу завершала свадебная сцена из третьего акта балета Минкуса «Дон Кихот», который Нуреев поставил для труппы Парижской оперы в 1981 году. Главные партии танцевали Алис Ренаван (Китри) и Казбек Ахмедьяров (Базиль). Первые солисты Парижской оперы и театра «Капитолия» блистательно продемонстрировали не только свой высокий технический уровень, но и чистоту танцевального стиля Нуреева. В отточенных па ожила его хореографическая фантазия, засверкала его причудливая лексика. Французская балерина и казахский танцовщик составили прекрасный дуэт, гармоничный по технике и темпераменту.

Начав артистическую карьеру в Казахском театре оперы и балета, Казбек уже несколько лет танцует в труппе театра «Капитолий». За истекшие годы талантливый артист сделал существенный прогресс: его танец обрел чарующую красоту и элегантность, звездный шик и блеск. Все эти достоинства в лучшем виде проявились и при исполнении партии Базиля. Казбек чисто и ярко исполнил сложнейшие каскады прыжков и стремительные вращения, но выглядел излишне серьезным.

Обаятельная Алис, необычайно одаренная и перспективная балерина Парижской оперы, уже давно всех восхищает своей певучей пластикой и утонченной музыкальностью. В прошлом декабре она замечательно танцевала партию Китри на сцене Opéra Bastille. Однако, в театре «Капитолий», Алис не сумела полноценно продемонстрировать свое изящество и грацию. Балерина танцевала точно и уверенно, технично и гордо воспроизводила хореографический текст, но слишком отрешенно и сосредоточенно, забыв, что Китри - лучезарная испанка, чарующая игривостью и кокетством.

Свадебная сцена идет с активным участием ансамбля кордебалета, и  он успешно показал свои достоинства: артисты пленяли танцевальным азартом и синхронностью. Партии Уличной танцовщицы и Эспада ярко и живо исполнили солисты труппы - темпераментная бразильянка Джулиана Бастос и пластичный итальянец Валерио Манджианти. В красивом эффектном финале бравурные танцы кордебалета и солистов в сочетании с пламенным красочным звучанием оркестра вызвали бурный восторг и долгие овации публики.

Зрители щедро наградили всех исполнителей программы, а когда на поклоны вышел дирижер Давид Колеман, в зале вспыхнули самые громкие овации. Маэстро стал истинным триумфатором премьеры. Благодаря высочайшем мастерству и редкому таланту дирижера, оркестр театра звучал феноменально, завораживая драматической силой и экспрессией.контрастной динамикой и красочностью. По ходу программы казалось, что играет большой симфонический оркестр, который отшлифовал до совершенства исполнение каждой страницы пяти разных партитур. Превосходная интерпретация балетной музыки оказалась эффективным носителем животворной энергии: она вдохновляла артистов на сцене и услаждала публику в переполненном зале. Одним словом - Браво, маэстро!

Алис Ренаван (Китри) и Казбек Ахмедьяров (Базиль) в па-де-де из балета «Дон Кихот»

Алис Ренаван (Китри) и Казбек Ахмедьяров (Базиль) в па-де-де из балета «Дон Кихот»

Нужно сказать, что танцевальные картины и номера шли на фоне задника-экрана с цветовой подсветкой. Такое упрощенное, стандартное оформление гала-концертов сегодня считается уже устаревшим. В новой хореографической программе, претендующей на формат спектакля, следовало бы вести танцевальное действо на фоне проектируемых видео или слайдов, что придало бы ему не только визуальное богатство, но и должное соответствие сказочно красивой сценографии Эзио Фриджерио, который оформил 4 балета Нуреева из пяти постановок, фрагментарно вошедших в представление. Расписной задник в последней картине балета «Дон Кихот» создал Эмилио Каркано, никогда не работавший с Нуреевым.

Премьера программы «В танцевальных па Нуреева» стала красивым праздником классического танца. Великий артист был бы рад и горд, и наверное, смог бы повторить свою крылатую фразу: «Пока будут танцевать мои балеты, я буду жить!».

Важно, что в новой программе главные партии танцевали не только солисты, но и артисты кордебалета. В связи с этим программа является  отражением технического уровня всей труппы и реальной возможностью для творческого роста как солистов, так и кордебалета. Нужно поздравить всех артистов труппы, её артистического директора Кадера Белярби и высокопрофессиональных балетмейстеров с введением в репертуар театра «Капитолий» хореографической программы «В танцевальных па Нуреева». Конечно, предстоит еще большой труд по шлифовке наиболее трудных пассажей. Уже скоро программа будет показана в гастрольном турне, и качество её исполнения, естественно, отразится на репутации труппы и театра.

График гастролей программы «В танцевальных па Нуреева»:

  • 4, 5 декабря - Perpignan
  • 8 декабря - Onet-le-Château
  • 14, 15 декабря - Massy
  • 19 декабря - Sochaux
  • 4, 5 июля - Pau
  • 16 июля - Vichy

Информация на сайте: www.theatreducapitole.fr