Бернар Собель прощается с театром “Вакханками”

11 января-11 февраля 2018Théâtre de l’Epée de Bois, Cartoucherie

Бернар Собель, после вынужденного ухода в 2007 году из созданного им театра Gennevilliers, которым он руководил в течение сорока лет (во Франции пенсия не щадит никого), не сдался и организовал маленькую театральную компанию. И продолжал ставить на разных Парижских сценах сильные, запоминающиеся спектакли. В этом году Министерство  приняло решение полностью  остановить субсидии мэтру и его компании. Чтобы проститься со сценой, Бернар Собель, восьмидесятилетний патриарх французского театра, брехтианец и большой специалист по русской драматургии,  выбрал последнюю трагедию Еврипида, «Вакханки», главный персонаж которой – Дионис. Но не только  бога театра чествует Собель, с поистине юношеским задором режиссер придается  в “Вакханках” своей излюбленной страсти политического анализа текста. Спектакль начинается с видеопроекции, на которой мы можем подробно рассматривать реставрационные работы полуразрушенный стены античного здания. Так, возможно, Бернар Собель прокладывет мостик через тысячелетия, от разрушенных Фив к нам, потому что Еврипид для него все еще  актуальный автор. Каменной кладки стены, несколько полуразрушенных колонн и посреди сцены белый надгробный камень с сухой ветвью, сквозь которую пробивается лоза  – скупая декорация  отсылает к греческой архаике. «Вакханки» – спектакль не зрелищный, очень простой и строгий, но как точно работают актеры, как ритмически выверено все действие, закольцованное танцами четырех юных менад с набеленными лицами-масками, как резонирует в нас каждое слово греческого трагика, жившего в V  веке до нашей эры. Видеозарисовка встречи с Бернаром Собелем после спектакля

         

      Дионис, сын Зевса и смертной царевны, возвращается из Лидии в  Грецию, на родину свой матери: вокруг правителя Фив, его кузенa Пенфея, образуется партия, которая отказывается признать божественную природу  Диониса, им отвратителен его культ и неистовые вакханки. Чтобы доказать хулителям свое божественное происхождение, Дионис лишает разума мать царя, Агаве, делает ее своей страстной последовательницей и  предводительницей менад, в которых превращает все женское население Фив. Затем отправляет обезуевших женщина в горы, где они предаются кровавым оргическим безумствам. Но и этого Дионису мало, он убеждает Пенфея  переодеться женщиной, чтобы подсмотреть инкогнито за вакханалией, а затем выдает его менадам. Родная мать в исступлении разрывают тело сына  на куски, и когда кровавая оргия закаканчивается, возвращается с его головой в Фивы, уверенная, что убила льва.  Потом наступает страшное отрезвление…

       В Дионисе, которого играет бельгийский актер  Венсан Минн, есть тревожащая странность. С длинными волосами, немного женоподобными чертами лица, не лишенный при этом мужественности, он одновременно, мужчина и женщина, одновременно жестокий и прельстительный. В общем, Другой. Явление Диониса в спектакле Собеля пугает и завораживает. В этой его притягательной прельстительности схвачено что-то очень важное в персонаже. В сущности, если верить Собелю, царь -тиран сам виновен в своей ужасной судьбе. Потому что не слышит и не видит Другого, ничего, кроме своей правды, знать не желает. Все знаки  судьбы, посланные ему Дионисом как предупреждение, игнорирует в своем ослеплении.  Пенфея и его мать играет один и тот же актер, Матье Мари, как будто в самом деле Агаве пожирает свою собственную плоть. И когда царица, в окровавленном белом хитоне, которая на голову выше всех окружающих, с  победоносным улыбкой появляется  в зрительном зале и величественно входит на сцену со своим трофеем, головой сына, кажется, что это сам древний ужас шествует навстречу замершим в оцепенении фиванцам.

      Собель играет  на противостоянии мужское-женское, свой -чужой.  В его прочтении (пьеса адаптирована постоянным драматургом и сотрудницей его на протяжении 50 лет, Мишель Рауль-Давис) Дионис прежде всего Бог инаковости, различий, метаморфоз, смешений- социальных,  сексуальных, культурных, который противопоставляется статус кво греческого полиса, живушего  в очерченных раз и навсегда границах и установлениях.  В невозможности открыться Другому. В замкнутости на себе самом – трагедия фиванского царя, по пути которого, сама того не ведая, как считает Бернар Собель, направилась и сегодняшняя Европа….