В Брюсселе прошла премьера оперы  «Сказка о царе Салтане» в постановке Чернякова: скучно точно не будет

11-29 июня 2019La Monnaie, Bruxelles 

В завершение сезона Брюссельский оперный театр Ла Монне представил «Сказку о царе  Салтане» (Le conte du tsar Saltan) Римского-Корсакова, которую  до этого брюссельцы на своей сцене  видели только в 1926 году. Для  постановки был приглашен самый известный  русский оперный режиссер Дмитрий Черняков. Как ни странно, Черняков на этот раз не отступал от либретто и партитуры. И  при этом создал весьма оригинальную версию «Сказки о царе Салтане», которая  объясняет образ царевича Гвидона и всю его историю, исходя из современных реалий.  (5 сентября-16 октября 2019 pour на сайте театра будет доступна видеозапись спектакля). 

До начала спектакля мне удалось обменяться парой слов с режиссером.

-Я удивляюсь, что вы выбрали эту оперу.-

– Почему?

-Она скучна.

-Скучно точно не будет, – сказал он уверенно.

На авансцене в полной тишине перед опущенным занавесом появляются две хрупкие фигуры, молодая женщина в короткой темной юбке и бежевом свитере и мальчик. Она обращается в зал, указывая на  мальчика: «Это мой сын Гвидон. Он  живет в своем мире, с оловянными солдатиками и игрушками. Он не говорит, а если говорит, то только со мной».«Мы живем вдали от отца, он не знает о нас. Пришло время рассказать эту историю. Я была счастлива 20 дней. А потом он нас обрек на жестокую судьбу».Вступает оркестр, и действие начинается.

Три  сестрицы прядут в светелке, царь Салтан за перегородкой подслушивает их разговор. За исключением первого монолога царицы Милитрисы, сценическое действие следует либретто Владимира Бельского по сказке Пушкина. Иногда на занавеси металлического золотистого цвета мать или сын пишут отдельные слова, которые  дают определение  следующей сцене.  Гвидон чертит «Война», и тут же в зале появляются воины в сказочных костюмах.  Они окружают царицу Милитрису с младенцем. Все славят царевича, хвалят царицу, которая их защищала от плохих судей. Но является посланец Салтана  и объявляет приказ царя. Появляется бочка, в которую помещают царицу и царевича.

С этого момента на сцене будут присутствовать две реальности, мир выдуманный  и  мир существующий. Гвидон- особенный мальчик, как его назвала мать, живет в своем мире, он ни на что не обращает внимания, не смотрит ни на кого, продолжает переставлять оловянных солдатиков. Действие завершается большой хоровой сценой, хор оплакивает судьбу царицы, но никто не осмеливается ослушаться  царского приказа.

Графическое оформление спектакля также подчеркивает две реальности. На авансцене на протяжении спектакля остаются оловянные солдатики, белка и белая лебедь. А на экране черные  линии сбегаются, соединяются, расходятся, складываются  в бушующие волны. Из них вылезают чудовища, потом исчезают. Буря стихает, царица Милитриса и царевич выходят на пустынный берег, где растет одинокий дуб.

Гвидон возмужал и принимает активное участие в происходящем. Солист Богдан Волков уже не мальчик-аутист. Он спасает Царевну-Лебедь от коршуна, берет на себя заботу о матери.   На  занавеси возникает сказочный город Леденец, в него входит  Гвидон -Богдан Волков. Царевна-Лебедь сдержала слово. Звонят колокола, хор с балкона славит царевича Гвидона. Ему предлагают корону. Все хорошо, но сын хочет увидеть отца и спросить его, почему он был так жесток с ними.

Следует знаменитый полет шмеля, знакомый нам всем с детства, и происходит долгожданная встреча  с отцом. Вот тут и начинается психологическая драма. Царь Салтан прибывает в город Леденец.  На сцену с двух сторон выходят придворные в современных костюмах во главе с царем. Его встречает Гвидон. Отец смотрит на сына, а сын на него. Появляется царица Милитриса. Сын не выдерживает шума и суеты и  пытается скрыться, но двери закрыты. Тогда он валится на пол и прячет голову. Мать и отец смотрят друг на друга. Финал.

Спектакль оформлял Глеб Фильштинский. Он же отвечал за световую партитуру. Одна из лучших сцен –появление Царевны -Лебедь. На экране  посреди  ярких красок, чем-то напоминающих  по рисунку традиционные деревенские ковры, украшавшие русские избы, появляется загадочная и очаровательная Лебедь.  Участники спектакля одеты в русские фольклорные костюмы и выглядят как фигуры с оборота игральных карт или иллюстрации к сказкам 1950х годов. Автор экзотичных костюмов  Елена Зайцева, которая регулярно работает с Дмитрием Черняковым. Ее удивительные костюмы  сыграли важную роль в создании сказочной реальности. Тут и царский розовый кафтан, и кокошники, и тюрбаны, и кольчуги 33 богатырей,  и роскошное оперение Царевны-Лебедь. 

Два главных протагониста – царица Милитриса и царевич Гвидон остаются в стороне от этого праздника красок. Они живут в реальности, в которой нет места кокошникам и коронам. Богдан Волков у6едительно изображает мальчика-аутиста, имитируя дерганные движения, напряженный, устремленный внутрь взгляд, отсутствие внимания к окружающему миру.  Мать посвящает свою жизнь сыну, пытаясь продлить его детство, она поддерживает любые увлечения сына, которые могли бы скрыть от него реальность.

Французский маэстро Ален Антиноглу – музыкальный руководитель театра  Ла Монне и регулярно  дирижирует постановками опер, но я впервые услышала в его исполнении Римского- Корсакова. Партитура зазвучала, как  будто с нее  убрали лишние слои сказочности и фольклора. Она освободилась от толстого слоя  заношенности и прозвучала так свежо и драматично, как будто это была не опера, а симфоническая поэма вроде Шехерезады. Я согласилась с Дмитрием Черняковым. Скучно не было.

Мелодичные линии довольно просты, но за ними прячется настоящее музыкальное богатство, которое раскрывает Ален Антиноглу. Маэстро тонко чувствует музыку Римского Корсакова и выявляет ее красоту и драматизм. В опере много симфонических антрактов, которые создают настроение последующей сцене. Они звучали волшебно, начиная со сцены бури, когда в морской пучине плыла бочка с героями.  В вокальных линиях прослеживаются фольклорные мотивы, особенно в партиях Поварихи, Ткачихи и сватьи бабы Бабарихи с повторами и речитативом. Им противопоставляются  симфонические  антракты с настроением трагизма и драмы реальной жизни, от которой можно спрятаться только в сказочность. Так и получается. Гвидон с легкостью входит в  нарисованный мир, где его встречает Царевна-Лебедь. В экранном мире он правит на острове Буян, он жених Царевны- Лебедь.

Одно движение, и Гвидон снова стоит перед экраном, в руках у него оловянные солдатики. Он смотрит на экран, на белку, которая щелкает золотыми орешками, и пытается понять, почему отец их оставил. 

Среди исполнителей много солистов славянского происхождения, которым должна быть близка музыка Римского-Корсакова, поэтому, возможно,  вокальные партии звучали одухотворенно. Главные герои Цариса Милитриса и ее сын Гвидон исполняли свои партии настолько вдохновенно и убедительно, что  невозможно было не сопереживать сыну, покинутому отцом, и его матери. Богдан Волков, обладатель  чудного лирического тенора с нежным тембром, впечатляет своей актерской игрой, достоверностью, с которой он передал суть своего героя- аутиста, его дерганные движения, внутреннюю сосредоточенность, отсутствие интереса к миру. И даже к отцу, которого он так хотел увидеть. Сопрано Светланы Аксеновой, исполнившей партию царицы Милитрисы, трогательно, лирично, выразительно. 

Партию Царевны-Лебедь исполнила Ольга Кульчинская, обладательница сильного сопрано, с богатой тесситурой и сильными металлическими  нотами в верхнем регистре. Другие исполнители тоже замечательны. Ткачиха, Повариха, сватья баба Бабариха  исполнили свои партии с увлечением, подчеркнуто реалистично,  они казались  фигурами из русского лубка. В роли царя Салтана выступил знаменитый хорватский бас Анте  Йеркуница, создавший  образ жесткого властителя, остающегося неизменным вне зависимости от исторического периода.  Хор, оркестр, роли второго плана- все было великолепно исполнено.

Crédit photo: Forster