« Аннетт » – мюзикл в стиле хоррор и « Бенедетта » -история запретной любви в католическом монастыре

6-17 июля 2021Festival de Cannes

Каннский фестиваль 2021 года начался с мюзикла Леоса Каракса «Аннетт» с Адамом Драйвером и Марион Котийяр в главных ролях. Вряд ли от Каракса ожидали легкого музыкального драйва, но новый опус на музыку и драматургию от группы Sparks оказался  каким-то  антимюзиклом.

Популярный стендап-комик Генри Макгенри известен своими провокационными гэгами на тему насилия и смерти, которые обожает публика. Но у него случилась романтическая любовь с нежнейшей воздушной оперной дивой  Энн (Марион Котийяр).  Их история начинается как зашкаливающий эмоцию мюзикл (дуэт «We Love Each Other So Much» наверняка станет тюбом) , чтобы постепенно обернуться  хоррором, совсем не в традициях жанра. Трагическая любовь в форме ужастика, бурлеска. Из романтического клише жанра превращается в фильм ужасов из эпохи немого кино.  Любовь как соперничество и как насилие, как вечные отношения палача и жертвы. Генри разрушает себя – как принц из сказки, заколдованный злым волшебником, он становится все страшнее, мучает все больше, пока -по настоящему, не убивает свою  возлюбленную. Возможно, тут начинается самое интересное. У Каракса все картины автобиографичны, и Аннетт – не исключение : фильм- посвящение их  с Катериной Голубевой, дочери, Насте, появляющейся  в кадре в самом начале. И тогда оказывается весь рассказ о трагической любви на грани психической аномалии, как мучительная перверсия, как хождение по канату на грани бездны – это изложенная для нее история их отношений с Голубевой, погибшей при таинственных обстоятельствах. Мучительно переживаемая  все время вина.

Но самая потрясающая придумка режиссера – это ребенок Энн и Генри, девочка Аннетт, роль которой исполняет деревянная кукла. Трогательная, как живая, но кукла. Она – сосредоточие родительской любви, и любви вообще. Но то, что вместо умилительного ребенка роль доверена персонажу условному, сразу выводит Аннетт из категории сентиментального, из реалистической стилистики – к парадигме страшной невозможной любви. Аннетт, ребенок, обретающий чудесный голос матери после ее убийства отцом – тревожный, поднимающийся из глубин нарушенного сознания ангел -истребитель.  Очень хочется надеяться на олин из главных Каннских призов для Леоса Каракса.

« Бенедетта », история скандальной итальянской монахини 17 -го века от Пола Верховена с красавицей Виржини Эфира заранее  считалась одним из событий этого Каннского фестиваля.  Итак, непристойный фильм о монахине-лесбиянке, основанный на подлинной истории – в основу сценария положена книга Джудит С. Браун, написанная на основе расследований, проведенных церковными властями еще при жизни Бенедетты, чтобы определить, была ли аббатиса тосканского монастыря истинно одержима провидческими озарениями, истинно ли получала стигматы, или нет.  В книге также содержались подробные рассказы о сексуальной связи Бенедетты с молодой монахиней, которую она соблазнила. Секс, религиозный экстаз, жажда власти, обманы церковных иерархов- фильм был почти обречен на успех. Но в результате получился какой-то  туристический набор всех клише  на выбранную тему. 

Вспоминается Ренессансная или Средневековая Италия у Пазолини, воображаемое Средневековье у Германа, где каждый предмет в кадре делался ремесленно, по -старинному. У Верховена же – большой голливудский спектакль, пеплум,  сделанный как тематическая фотосессия  в журнале Vogue. Костюмный фильм кажется современной фотосессией. Еще в большей степени это касается откровенных лесбийских сцен ( здесь Верховен изменил исторический сюжет, это новая послушница Бартоломеа, пастушка из крестьянской семьи, привыкшая с детства к сексуальной распущенности, соблазняет Бенедетту, а не наоборот).

Итак, маленькая девочка из очень набожной семьи ( ее мать почитала Екатерину Сиенскую до такой степени, что в семьи отмечали день рождения святой) полагает себя под особым заступническтвом Девы Марии. Родители отдают  девочку в монастырь. Уже в монастыре повзрослевшей Бенедетте начнет являться Небесный Жених — Иисус Христос. Но только у Верховена Иисус в духовном экстазе этой Бенедетты  представлен как персонаж из мексиканского сериала. Возможно, превращая мистические видения в кичевые картинки и придавая всей истории привкус особой вульгарности ( чего стоит фигурка Богородицы, используемая в качестве  годемише) режиссер  хотел, таким образом,  заявить о своем собственном неприятии Иисуса ( Верховен автор книги об историческом Христе, в которой  тот представлен не как Сын Божий, но своего рода Че Гевара отверженных) .  Во всяком случае, христианская тематика автору « Базового инстинкта » явна не близка.  

Непристойные эротические сцены, много обнаженных женских тел. Но вот Виржини Эльфира хороша очень современной красотой, Верховен снимает ее тело, как манекенщицу из  модного глянцевого журнала. Кажется, все в фильме ненастояшее, апофеоз культуры упаковки, определяющей  содержимое. 

Было ли все хитрой манипуляцией  жаждущей власти  монахини или настоящие экстазы одержимой монахини – Верховен  так и не дает  ответа.  » Я не даю  четкого ответа, каждый зритель должен решить этот вопрос для себя сам ». 

Crédit photo: Festival de Cannes