Комеди-Франсез/К Мольеру – с любовью

9-27 февраля 2022Studio-Théâtre de la Comédie-Française

В Комеди-Франсез  продолжается программа, посвященная  празднованию 400-летию  со дня рождения Мольера. Studio-Théâtre de la Comédie-Française, крошечная сцена в подземелье Луврской площади Carrousel, как нельзя лучше подходит  к  пьесе итальянского драматурга  Джованни Маккиа /Giovanni Macchia«Молчание Мольера» (1975) – воображаемый диалог с Эспри-Мадлен Поклен, единственной  дочерью  Мольера и Арманды Бежар. Интимный взгляд  на великого драматурга, каким мы его, пожалуй,  еще не знали. И весь спектакль – словно  изящная драгоценная вещица из старинной коллекции.

Черный бархат сцены, зеркало, в котором отражаются зажженные свечи, и величественная немолодая женщина в парадном платье и пудреном парике 17-го  века, как будто сошедшая с картины старых мастеров. Эспри-Мадлен играет фантастическая актриса Даниэль Лебрен/Daniel Lebrun. Спектакль Анн Кесслер/Anne Kessler выстроен в форме вымышленного интервью – деликатная и полная внутреннего достоинства дама отвечает на вопросы из зала о своем отце (реплики журналиста из пьесы Маккиа, распределенные среди зрителей).  Перебирает бисер воспоминаний,  со множеством оттенков, – нежная ирония,  гневная отповедь, лирический монолог и страсть, конечно, ведь она все-таки настоящая дочь своего отца. Воспоминания – о детстве, о семейство Бежар, где все играли на сцене, о любимой тетке Мадлен, о матери,  вечно занятой- собой, театром, новым мужем (« моя мать быстро вновь вышла замуж, конечно же за актера, как никак она -Бежар »).  О  любимом ученике Мольера, Бароне, о Лагранже, о всех других персонажах жизни  ее отца  и о  его последних часах :  он умер, когда ей было всего 7  лет, но трагическое ощущение потери осталось с ней до конца дней.  Отдельно – о театре, который в детстве притягивал ее, это было место фантазии, ирреального мира, и одновременно отторжения – она совсем не хотела выходить на сцену, несмотря на то, что Мольер написал специально для нее маленькую роль Луизон  в «Мнимом больном». О себе и своей жизни говорит мельком, словно не считая себя заслуживающей внимания. Сквозь  череду воспоминаний, как лейтмотив, проходит тема «трагической комедии жизни» отца. Тогда всем ее существом словно овладевает вибрирующая эмоция.  Вот Расин, например, был счастлив во всем, – в театре потому что он только автор текста, ему не нужно было каждый вечер, как Мольеру , выходить на сцену, зависеть от настроений публики, от успеха или неуспеха спектакля. И в личной жизни тоже  – любящая жена, не актриса, и множество детей.  Из четырех детей Жана-Батиста и Арманды трое умерли в раннем детстве, также как сам Мольер очень рано потерял мать. «Я не хотела иметь  детей,- говорит Эспри-Мадлен, чтобы остановить цепь несчастий, постигших  семью Мольер». Между тем, между тем, само присутствие Даниэль Лебрен, такое великолепно завораживающее и царственное, словно  говорило и о другом – об актрисе  Комеди-Франсез, с любовью и нежностью передающей нам свое восхищением Мольером, актером, драматургом, ну и вообще отцом французского театра.